«Некоторые игроки программируют себя на провал». Как звезды НБА справляются с давлением

    «Некоторые игроки программируют себя на провал». Как звезды НБА справляются с давлением

    Оригинал: ESPN, Джеки Макмаллен

    Перевод: Sports.ru

    Хотя он и сам знал, что неправ, ведь он был в таких ситуациях десятки раз, Стеф Карри, многоопытный снайпер и чемпион, ставший за 40 дней до этого первым единогласным MVP в истории НБА, не мог повести себя иначе. За 53 секунды до конца седьмого матча финальной серии 2016, спустя мгновения после идеального трехочкового Кайри Ирвинга, он реагировал без раздумий, на инстинктах. Всю жизнь он провел в вечно булькающем котле борьбы и давления, а потому в голове звучало только одно: «Я должен сквитаться с ним».

    Это — как Карри осознал уже позже — привело к неправильным действиям. Но в тот момент гордость была выше практических соображений.

    Карри двигался с мячом по площадке, и с каждым шагом давление нарастало: гипоталамус Карри, крошечная часть мозга рядом с гипофизом, поднял тревогу. Когда тело и мозг сталкиваются со стрессом, гипоталамус дает сигнал надпочечным железам – они впрыскивают кортизол и адреналин, гормоны стресса.

    Именно из-за них сердцебиение Карри участилось, его дыхание ускорилось — кровь пошла в те участки тела, где она была нужнее всего: таким образом организм реагирует на чрезвычайные ситуации.

    Эти ощущения отличались от тех, что преследуют Карри перед важными играми: тогда он смиряется с мандражом, от которого остаются неприятные ощущения в животе.

    «Неприятное чувство, — признается Карри. — И это происходит очень быстро. Это ощущение не нарастает. Я обычно чувствую это, когда настраиваюсь на важную игру в раздевалке.

    Значимость матча очень высока. Это клише, но если ты не волнуешься, то значит, ты не придаешь игре того значения, что должен».

    enter image description here

    Бывший помощник тренера Голден Стэйт Кит Смарт в начале карьеры Карри обратил внимание, что, когда напряжение в матче нарастало, а сам Карри в это время находился на скамейке, его нога дергалась. «Это напоминало нервный тик», — вспоминает Карри.

    Смарт предложил решение: специально напряги все мускулы тела, замри так, почувствуй давление, а затем резко расслабься.

    «Когда ты напрягаешь каждый мускул в нейтральном положении, кажется, что твое тело думает: «Ну, это максимальное напряжение, какое только может быть». Так что, когда ты расслабляешься, возможно, это обеспечивает прилив эндорфинов. Не знаю, основано ли это на каких-то научных исследованиях, или просто Смарт сам делал так, будучи игроком, но это работало».

    К 19 июня 2016 Карри уже не прибегал к этому упражнению. Пока он концентрировался на том, как ответить Кайри, его партнер Дрэймонд Грин за 44,2 секунды поставил мощный заслон Ирвингу и вынудил Кевина Лава переключиться на Карри.

    Карри ощутил прилив адреналина. Он почувствовал, что должен воспользоваться этим неравноценным разменом.

    «Когда я молодым попадал в такие ситуации, — рассказывает Карри, — я суетился, слишком торопился. С опытом ты приходишь к тому, что игра замедляется».

    Карри качнул защитника, создал для себя пространство, пошел влево, затем перевел мяч кроссовером на правую сторону. На секундомере оставалось четыре секунды, и Карри, сдаваясь перед неотступностью убегающего времени, выбросил трехочковый. Мяч ударился в дужку и выскочил.

    «Я думал: «Мне нужно немного пространства» — и здесь засуетился, — говорит Карри сейчас. — Я оглядываюсь назад и думаю, что легко мог обойти Лава и забить два. Мы могли отзащищаться, а затем попасть еще раз, выиграть еще один титул. Но вместо этого я нацелился на то, чтобы решить все героическим попаданием. Когда я выбрасывал тот трехочковый, то не контролировал себя. Это стоило нам победы в чемпионате».

    Карри уходил с паркета — он одновременно ощущал опустошение и злился на себя. Перед тем как нырнуть под трибуны, он посмотрел на кучу-малу, которую устроили торжествующие Кэвз.

    Карри помнит, о чем подумал в тот момент.

    «Никогда больше не суетись в таких ситуациях».

    Могут ли профессиональные спортсмены подготовиться так, чтобы быть невосприимчивыми к давлению? Стеф Карри считает, что могут. Он приводит в пример тот судьбоносный день в июне 2016-го. С тех пор Голден Стэйт взял два титула подряд и шел на три-пит. Согласно ESPN Stats & Information, с тех пор Карри положил 61 бросок в последних пяти минутах четвертой четверти или овертайма. Его психологический настрой и умение сохранять концентрацию в решающие моменты лучше всего проявилось в полуфинале конференции, когда он набрал 33 очка во второй половине шестого матча с Хьюстоном, хотя закончил без единого очка первую половину.

    «Мне кажется, можно сказать, что тот промах 2016-го меня не сломал».

    Спортсмены высочайшего уровня лажают. Но высочайший уровень проявляется в том, что они учатся на ошибках и растут благодаря им. Вспомните, как Мэджик Джонсон в финале 84-го не успел провести атаку вовремя и промазал решающие штрафные — и тем самым отдал победу Бостону. А в финале 87-го он уже оставил Селтикс ни с чем, когда реализовал легендарный «джуниор-джуниор-крюк», вечный символ величия Джонсона.

    Вспомните, как ЛеБрон, Избранный Хит, выглядел пассивно и выпал из ритма в финале-2011 против Далласа. Он грыз ногти в то время, когда Хит упустили преимущество в серии 2-1, затем превратился в настоящего лидера команды и принес два титула Майами, а затем еще один Кливленду.

    enter image description here

    «По-настоящему великие игроки чувствуют давление, но не концентрируются на последствиях возможного провала, — объясняет президент Хит Пэт Райли, который работал с Мэджиком и ЛеБроном. — Если бы они переживали из-за этого, то каждый раз проваливались».

    Стресс — естественная физическая и психическая реакция на жизненные испытания. Лучшие баскетболисты поделились с ESPN, как стресс проявлял себя в критические моменты их карьеры. У него были самые разные симптомы. Например, у Майкла Джордана так сильно потели руки, что ему нужно было неоднократно прибегать к тальку, чтобы лучше фиксировать мяч. А, скажем, Ларри Берд испытывал постоянную тошноту, которая утихала только тогда, когда он выходил на предматчевую разминку.

    Наследие суперзвезд напрямую зависит от того, как они справлялись со стрессом, а в некоторых случаях даже получали от него дополнительный импульс. Не думайте о последствиях, как предлагает Райли, и ваша карьера рванет вверх. Станьте жертвой своих мыслей и никогда не реализуете своего потенциала. Здесь то же самое, что и при тренировке броска: чем больше практики, тем лучше готово ваше тело.

    Кайри Ирвинг положил самый важный бросок в истории Кливленда. Он сам поясняет, что ему было важно осознать грандиозность момента, потому что именно в такой ситуации он ощущает себя неуязвимым. Ирвинг утверждает, что лучшие из лучших используют давление — для них оно становится могучим источником уверенности в своих силах.

    «Давление для меня это просто слово, которое описывает страх, — говорит Ирвинг. — И когда ты постигаешь свою жизнь, понимаешь, насколько важен для тебя баскетбол, то ты избавляешься от страха и принимаешь давление. В таких обстоятельствах, в такой атмосфере, где присутствует страх, ты чувствуешь себя увереннее. Мне нравится давление. Я наоборот с нетерпением жду таких моментов».

    Джерри Уэст в свою очередь регулярно на протяжении всей жизни тренировал тело и разум, чтобы быть готовым к решающим моментам. Он рассказывает, что в детстве, когда бросал мяч, то всегда думал о последних секундах матча.

    «Ребенком я делал это миллион раз, — говорит он. — И я никогда не оплошал – ведь время отчитывал я сам. Если я промахивался, то всегда мог добавить пару секунд».

    Уэст выступал в НБА в 60-е. Тогда секундомер не отображал десятые доли секунды. Ему это было не нужно — он чувствовал постоянный отсчет времени в голове. «Никогда не смотрел на секундомер, — объясняет он. — Никогда не ощущал давления в такие моменты, потому что с самого юного возраста знал, что могу реализовывать подобные броски».

    Статистики бросков в «клатче» от тех времен не сохранилось. Но сам Уэст говорит, что в сезоне-1969/70, когда Уилт Чемберлен получил серьезную травму колена, он выигрывал своими попаданиями для Лейкерс 12 матчей (архивы Лейкерс также упоминают о таком факте).

    Не все способны победить стресс. Бывший защитник Орландо Ник Андерсон в печально известном эпизоде первого матча финальной серии 95-го года промазал четыре штрафных броска за 10 секунд. Он сам потом признавался, что это убило в нем уверенность в себе — и в итоге уничтожило его карьеру. Хотя история ДеМара ДеРозана еще не завершена, но, как анонимно рассказали мне источники в клубе, Рэпторс избавились от него в том числе и потому, что он регулярно проваливался в плей-офф — его процент попаданий и результативность резко падали.

    enter image description here

    «Для некоторых игроков в лиге регулярный сезон отличается от плей-офф, — объясняет Майкл Джордан. — Почему так? Потому что давление сильно отличается. Эти парни, когда их игру разбирают досконально, не верят в себя. Они не уверены в том, что могут попадать важные броски, и поэтому они их и не попадают. Они сами программируют себя на провал».

    В книге «Достижение лучших результатов» Стив Магнесс и Брэд Сталберг доказывают, что стресс может стимулировать рост и адаптацию. Они считают, что процесс обуздания стресса напоминает работу с весом для развития мускулатуры. Вы чувствуете напряжение, утомление, восстанавливаете силы – и становитесь лучше.

    «Если у вас есть сомнения касательно исполнения броска или вы чувствуете «давление», осуществляя бросок, то это происходит исключительно из-за того, что вы недостаточно тренировались, — говорит Джордан. — Единственный способ снять давление – это работать над фундаментальными вещами, тренироваться и тренироваться для того, чтобы, когда в игре наступает тяжелый момент, вы были бы готовы ко всему.

    Я мог обыграть вас один на один, заработать штрафные или отзащищаться. И если вы бросите на меня троих, то я отдам передачу партнеру для отрытого броска.

    Никто не верил мне, когда я рассказывал, что всегда тренировался с большей самоотдачей, чем показывал в официальных матчах. Но это правда. Именно на тренировках вы создаете себе зону комфорта. А во время игры вы просто реагируете на то, что ваше тело и так привыкло делать».

    Джордан реализовал самые великие броски в истории баскетбола, в том числе и 25 победных мячей. Из них 24 были забиты на последних 10 секундах. Но, как и многие чемпионы, с которыми я говорила, он чаще вспоминает тот бросок, что не смог реализовать.

    Это случилось в 1991-м, в его первом финале, когда Чикаго встречался с Лейкерс Мэджика, Уорти и Владе Диваца. За 9 секунд до сирены первого матча Джордан выбросил со средней через вытянутые руки Сэма Перкинса, своего бывшего партнера по университету Северной Каролины. Попытка казалась идеальной.

    До того момента, как мяч покатился по дужке и выпал.

    «Если вернутся к тому моменту сейчас, то это был очень важный промах, — говорит Джордан. — Это была первая для меня игра в финале. И я мог сломаться.

    Но для меня не составило никакого труда реабилитироваться, ведь я понимал, что это был хороший бросок. Я не торопился, не дернул рукой или еще что. Я просто не попал в цель».

    enter image description here

    После этого Джордан в среднем набирал 32,9 очка при 55,8% точности с игры. Лейкерс больше не взяли ни одного матча.

    «Верил, что когда выхожу на паркет, то лучше меня никого нет. И чем больше я попадал, тем сильнее в это верил, — говорит Джордан. — Когда ты промахиваешься — а не важно, насколько ты велик, но ты обязательно промахнешься — тебя это не трогает: ты наработал достаточную уверенность в себе.

    Мы видели, как многие парни реагируют совсем иначе. Они мажут один бросок и после этого вообще не могут попасть. Такого рода негативный багаж убивает парней».

    Когда ЛеБрон Джеймс подписался с Хит, то объявил, что он, Дуэйн Уэйд и Крис Бош возьмут не одно чемпионство и не два, и не три, и не четыре, и не пять.

    Затем приключился финал-2011. Хит, которые считались абсолютным фаворитом, повели в серии 2-1, а затем сдулись в последующих трех матчах.

    «Мы бы выиграли ту серию, если бы не упустили победу во второй игре, — утверждает Пэт Райли. — Мы вели 15 очков за шесть минут до конца, и наши парни, включая ЛеБрона, уже начали праздновать победу».

    В той серии были очевидны проблемы ЛеБрона в последней четверти. Он набирал в среднем 3 очка за игру в четвертой четверти, промазал 8 из 9 трехочковых и бросал с точностью 33,3%. Самым печальным было его нежелание вообще бросать — он в среднем совершал 3,5 попытки. Из-за этого его критиковали за то, что он боится ответственности в решающий момент.

    «ЛеБрон — отличный игрок, — говорит Райли. – Но перед приходом к нам он бился головой о ту же стену, что и другие отличные игроки, которые не могли победить. Первый его сезон в Майами получился очень тяжелым — тяжелым с точки зрения командной химии. Сколько бы эти парни ни говорили, но три самых значимых игрока команды так и не пришли к взаимопониманию. Не то чтобы у них были проблемы, но они не обсудили все между собой так, как должны были обсудить».

    Последствия того фиаско Хит были кошмарны. Джеймс услышал о себе многое: чокер, клинический случай, может обыгрывать лишь слабаков.

    «Когда мы встретились после сезона, ЛеБрон замкнулся в себе, — вспоминает Райли. — Не хотел ни с кем разговаривать. Он был парализован, впал в депрессивное состояние. Но я не волновался. Я говорил: «Слушай, мужчина, позвони Мэджику Джонсону. Спроси его, каково это, когда люди говорят, что ты не можешь играть под давлением, что ты провалился».

    В сериале HBO Джеймс признался: после провала в 2011-м ему казалось, что «весь мир обрушился».

    «Финал закончился. И я слышал: «Эй, Брон, какого хера с тобой происходит? Ты очень много думаешь. Ты ничего не показал. Ты не сделал то, что должен был сделать». Понимаете? И теперь вы не можете даже заснуть ночью, потому что вы не выдали всего, что могли бы».

    enter image description here

    Люди со стороны советовали Джеймсу пойти на прием к психотерапевту, но Райли дал своему игроку все обдумать. Он был уверен, что помощники Джеймса — Рич Пол и Маверик Картер — помогут другу справиться с этой тяжелой ситуацией.

    «Они прекрасно себя показали, — говорит Райли. — Они знали, как поднять ему настроение, как окружить его любовью».

    Чтобы не забивать голову лишним, Джеймс перестал пользоваться соцсетями, не ходил в ночные клубы, старался не привлекать к себе лишнего внимания. Он стал больше читать и на выездах проглотил всю серию книг «Голодные игры». Он откровенно поговорил с другом Уэйдом и дал ему понять, что больше не будет ни с кем делиться лидерскими функциями.

    Он обрел гармонию в зале и, как и многие до него — Мэджик в середине 80-х, Джордан чуть позже — начал восстанавливаться от последствий психологической травмы 2011-го.

    То, что это происходит, просто удивительно. В центральной нервной системе имеется такое вещество, как миелин, которое позволяет неравным клеткам быстрее передавать информацию и дает возможность мозгу осуществлять более сложные процессы.

    Допустим, игрок-правша впервые пытается вести мяч левой рукой. У него получается очень неловко, неуклюже. Изначально нервная система, которая посылает сигналы о выполнении этой задачи, управляется префронтальной корой головного мозга. Со временем, после бесчисленных повторений, эти сигналы становятся более изолированными. Выстраивается миелиновая оболочка. В конце концов, требуется гораздо меньше усилий, чтобы использовать левую руку, и мозг воспринимает это как естественный процесс.

    То же самое, как утверждают невропатологи, происходит и с игрой под давлением. Через повторение давление может преобразовываться в особенную способность. С Джеймсом это произошло после этого грандиозного разочарования.

    «Я столкнулся с тем, к чему не привык, — рассказывал он. — И меня это задело, потому что в тот момент жизни я еще заботился о том, что обо мне думают другие люди. Этот момент помог мне стать тем, кем я являюсь сейчас.

    После финала-2011 я думал лишь о том, что такое больше не произойдет. Я могу снова проиграть. Я могу не выиграть. Но я больше никогда не провалюсь».

    Когда Хит выиграли в 2013-м, самый прославленный бросок совершил Рэй Аллен, когда реализовал трехочковый из угла. В 2016-м Кэвз все же выиграли чемпионат, и тогда на весь мир прогремел потрясающий мяч, реализованный Ирвингом. Но было бы неправильно думать, что сам ЛеБрон не совершал важные броски.

    enter image description here

    После поражения от Далласа в финале Джеймс реализовал пять базер-битеров, а всего в карьере — семь подобных мячей. Больше лишь у Джо Джонсона — восемь. Все это по статистике ESPN Stats & Information, которая ведется с 2002-го.

    Более того, Джеймс реализовал больше всех бросков (10), которые бы сравнивали счет или выводили команду вперед на последних 24 секундах четвертой четверти или овертайма. Специалисты ведут эту статистику с 1996-го. Лишь его бывший партнер Рэй Аллен (7) и Кобе Брайант (7) подобрались к нему близко.

    В 2012-м Джастин Рао и Мэтт Голдман подготовили доклад для конференции MIT Sloan Sports Analytics, в котором изучили влияние давления на игроков НБА. Они учли 1,3 миллиона владений, чтобы изучить два аспекта игры: подборы в нападении (навык, зависящий от старания) и процент попадания штрафных (навык, который зависит от психологической устойчивости и концентрации).

    Рао и Голдман обнаружили, что игроки, исполняющие штрафные при домашних трибунах, выглядели хуже, чем на выезде. Все из-за того, что авторы назвали «вредоносной фокусировкой на себе». Их исследование показало, что когда игроки совершают штрафные при болеющих против них трибунах, то они скорее полагаются на инстинкты и мышечную память. Когда же требуется сделать то же самое на домашней арене, где свои болельщики, друзья, члены семьи верят в их успех, то они слишком много думают, что, по мнению авторов, «мешает совершить бросок на автомате».

    Кевину Дюрэнту это близко. На второй год средней школы в National Christian Academy он превращался в звезду. Это после того, как в предыдущем сезоне помогал команде, только протирая пол в зале.

    «Я очень хотел попасть в газеты, — признается Дюрэнт. — Но когда время пришло, я хотел этого так сильно, что сам облажался».

    Команда Дюрэнта уступала два очка соперникам из Montrose Christian (Дюрэнт перейдет туда через год) на последних секундах. И тут на нем нарушили правила.

    Он вышел на линию и тут внезапно ощутил легкое головокружение. Его адреналин взлетел, но никто не научил его, что пара глубоких вдохов помогла бы прийти в обычное состояние.

    «Мои мысли разбегались, — рассказывает Дюрэнт. — Я думал: «А что, если я промахнусь? Что будет, если я попаду? Все будут меня обожать?». Ты взвешиваешь за и против. Не можешь успокоиться. Я мог думать только о том, что будет, если промахнусь. Знал эти ощущения, знал, что я утону в них».

    Дюрэнт, который за карьеру в НБА реализовывал 88% штрафных, сразу же понял, как только выпустил мяч из рук, что у него нет шанса зайти. Он слишком сконцентрировался на негативе.

    «Я ненавидел себя, — говорит Дюрэнт. — Ты мечтаешь о таких моментах, но когда мечтаешь, то всегда реализуешь бросок. Плюс ты никогда не думаешь о том, что это будет какой-то там штрафной.

    enter image description here

    Нужно работать над тем, чтобы в такие моменты в голове не было никаких лишних мыслей. Но такому учишься через тяжелые моменты — через поражения и промахи».

    Тренер Голден Стэйт Стив Керр убежден, что на Дюрэнта и Карри давление больше никак не влияет. О себе в бытность ролевым игроком НБА он не мог сказать подобного.

    «Я очень много думал, — говорит Керр. — И если мысли уводят тебя не туда, то тебе конец».

    Керр, который выступал вместе с Джорданом, Скотти Пиппеном и Тимом Данканом, говорит, что после того как запорол важные игроки за Буллс и испытал на себе всю ярость Джордана, то прибег к совету Фила Джексона и обратился к медитации. Это позволило его мозгу прийти к естественному бросковому движению, а не мучиться бесконечными «что, если».

    «В итоге я подумал: «В жопу все». Если мяч придет ко мне, я бросаю, — объясняет Керр. — Я предпочел на все наплевать, чем забивать себе голову мыслями о возможных последствиях».

    Керр дошел до того, что даже написал «В жопу все» на своих кроссовках. С этим девизом он реализовал победный мяч в шестом матче финальной серии с Ютой в 97-м. Он рассказал, что после этого тренера из колледжей по всей стране обращались к нему за советом по тому, как донести его методы до своих подопечных. Керр очень смеялся, когда увидел в газете фотографию звезды Батлера Шелвина Мэка: на его кроссовках было написано «В жопу все».

    Керр говорит, что завидует игрокам вроде Джордана и Берда, у которых не было ни доли сомнения в себе. Берд рассказывал об одном моменте из школьной карьеры. Тогда он сломал голеностоп и медленно восстанавливался. Он сидел на скамейке, и вдруг тренер заорал: «Берд!»

    «Я не был готов играть, — вспоминает Берд. — Но вышел на паркет. Тут же получил заслон и попал в кольцо. Я подумал тогда: «Я не играл пять месяцев, но уже попадаю».

    К тому моменту как Берд вышел на линию штрафных за 13 секунд до конца при равном счете, его уверенность в себе уже взлетела до небес.

    «Я подошел и отправил в цель оба броска, — говорит он. — Глазом не моргнул. Мне всегда было жалко парней, которые терялись в важные моменты».

    У великих баскетболистов нет иммунитета к давлению — они просто умеют с ним справляться. Современные игроки могут рассчитывать на помощь со стороны своих команд, которые предоставляют и совершенные базы для тренировок, и услуги медицинских штабов, где есть специалисты по питанию, специалисты в области спортивных достижений, психотерапевты, сомнологи, инструкторы йоги и медитации.

    И все же самым ценным остается внутренняя уверенность игроков в том, что у них есть все, чтобы добиться успеха.

    enter image description here

    «Великие игроки знают, что поражения — это нормально, — говорит Райли. — Они не ломаются под давлением, но иногда они ломаются под влиянием контекста игры, особенно сегодня, когда столько всего меняется от матча к матчу, даже от четверти к четверти.

    Посмотрите на Бостон. Они обыграли Милуоки в первом матче и чувствовали себя королями. А затем проиграли четыре матча подряд и совершенно потерялись. Это то, что я называю «периферийными соперниками». Если вы позволяете себе сломаться под давлением и лишними эмоциями, то у вас будут проблемы».

    Дюрэнт признает, что это случилось с ним, даже после того, как он получил приз MVP финальных серий в 2017-м и 2018-м. Он говорит, что довольно тяжело абстрагироваться от всего и сохранять должную концентрацию.

    «Я боялся опозориться перед всеми, — объясняет он. — В НБА у всех огромные эго, потому что на протяжении всей жизни нас окружают бесконечным вниманием. Когда ты проваливаешься перед всеми, то начинаешь слушать тех, кто говорит тебе «Я же тебе говорил», а не тех, кто тебя любит и поддерживает.

    Ты можешь либо пойти вниз, либо подняться над всем этим».

    Самая яркая звезда НБА сегодня — Яннис Адетокунбо — получил свою здоровую дозу баскетбола под давлением, когда его команда уступала в финале Востока Торонто 2-3 и ему нужно было единолично спасать сезон Бакс.

    «Я никогда не думал об этом, ведь когда я пришел в лигу, от меня никто ничего не ждал, — говорит Адетокунбо. — Давление нарастает с победами».

    Адетокунбо уже пришел к собственным методам, которые позволяют ему успокоиться. Когда он нервничает, то вспоминает слова отца: тот всегда говорил ему, что нет смысла переживать, ведь ты играешь в эту игру всю жизнь. Если ему нужно еще больше расслабиться, признается Яннис, то он массирует себе кисти.

    Карри считает: полезно, сидя на скамейке, представить, что он надеется сделать, когда вернется на паркет. Он также говорит, что глубокие вдохи позволяют ему замедлиться – и замедлить игру.

    «В 2016-м я получил жестокий урок, — поясняет Карри. — У Кайри была уверенность, что он попадет. И теперь это останется с ним навсегда. Теперь, каждый раз, когда он попадает в стрессовую ситуацию, он может отталкиваться от того броска».

    Дюрэнт отталкивается от финала-2017, когда он через глубокие вдохи и медитацию пришел к внутреннему спокойствию — и совершенству. Он научился уходить от давления – выключать телефон, вешать табличку «Не беспокоить» на дверь, не поддерживать отношения с людьми вне команды и фокусироваться лишь на одном: на том, чтобы побеждать вопреки себе.

    «Когда выхожу на площадку, то больше всего не хочу мешать самому себе».

    Наши партнеры