50 лучших игроков поколения. Часть третья

    50 лучших игроков поколения. Часть третья

     

    30. Крис Бош

    «Участник «Матча всех Звезд» – 6, Зал Славы – нет

    «Торонто» как механизм заметно переоценил Боша как игрока. На фоне местного безумия его решения казались грамотными, действия в обороне – оправданными, игра на подборе – впечатляющей. Вернувшись в реальный мир, Крис не столько раскрыл свои сильные стороны, сколько обнажил слабые, изрядно отодвинувшие «Майами» от чемпионского титула. Он слишком сильно боится физической борьбы. Он не хватает мяч прямо под кольцом, он не страхует, не выходит, неправильно двигается в защите и не совсем понимает ее требования. Он чересчур слабохарактерен и мягок, в нем слишком мало решительности и настоящих лидерских качеств… и, несмотря на все это, на некоторых отрезках он был лучшим игроком в составе «Хит» в битве за перстни.

    Бош – очень специфический материал, такой себе желатиновый баскетболист, которому лишь посуда придает правильную форму. «Рэпторс» удалось ее достаточно удачно подобрать: форвард активно играл «айзо», обыгрывал соперника на дриблинге, прорывался к кольцу, пасовал, бросал со всех дистанций и лез в лоу-пост против менее рослых противников. Он был невероятно подвижным вдобавок, что лишь помогло «динозаврику» стать самым продуктивным четвертым номером в НБА. Но при этом большое чудище из Канады не могло выигрывать, подарив своей команде пять лотерей и всего три победы в плей-офф за все время пребывания на просторах Онтарио.

    Побеждающий Крис был вынужден стать другим. «Решение» изрядно подкосило его игру, ограничило как звезду. Флоридцы полностью нивелировали эффект от его присутствия, четко показав, что могут сами подбирать, бросать со средней, атаковать спиной к кольцу, решать судьбы матчей и страховать под родной корзиной, даже лучше него. Он стал если не бесполезным, то уж точно не краеугольным исполнителем, чьи функции и продуктивность совершенно не отвечают статусу.

    Суть проблемы в том, что «Майами» сделали это тогда, когда Бош как раз начал входить в «прайм», и вместо того чтобы раскрываться, он свернулся в клубочек и лег где-то в углу, у батареи. Если он не добавит во многих черновых компонентах так, как это сделал Газоль-старший, то играть в составе «Большой Троицы» ему осталось явно недолго.

    Главный нюанс же в том, что после серии невыразительных сезонов, мало какая команда на самом деле позволит ему рассчитывать на ту роль, которую он мог бы получить в прошлое межсезонье, да и уверенности в себе у него точно не прибавится. Он талантлив и хорош, но недостаточно крут для того, чтобы быть хотя бы третьей, но звездой в столь специфическом механизме. Шакил О’Нил прав, и личные счеты там совершенно ни к чему.

    29-28. Карлос Бузер и Дерон Уильямс

    КБ: «Участник «Матча всех звезд» – 2, Зал Славы – нет (только мне эта строчка кажется провокационной?)

    ДУ: «Участник «Матча всех Звезд» – 2, Зал Славы – рано, но, наверняка

    Чем больше уделяешь времени попытке понять формулу успеха коллектива в баскетболе, тем активнее вынуждаешь себя думать о такой штуке, как показательный пример, как умение подтолкнуть партнеров к тому, что не стесняешься делать сам. Каждая команда, достигавшая успеха, в той или иной форме зависела от этих качеств. «Юта» была классным клубом, но так и не стала доминирующим, и одна из причин кроется именно в этом

    Дерон Уильямс обладает идеальными физическими параметрами для крупного разыгрывающего: рослый, сильный, крепкий игрок, при этом достаточно быстрый, гибкий и пластичный, чтобы быть здорово технически оснащенным с прекрасным видением площадки и хорошим броском. Кажется, что он должен быть значительно сильнее Криса Пола, он обязан опередить его. И это происходит, но лишь временно. Стоит «Ди-Уиллу» выйти на орбиту, как тут же он вынужден вернуться на грешную Землю. Это происходит потому, что защитник «Нетс» не вызывает должного доверия. Если ты лидер и «филонишь» в защите, то автоматически ты не способен подтолкнуть партнера к тому, чтобы работать усерднее и грызть паркет под ногами. Если ты специфический персонаж в раздевалке, то одноклубник банально не чувствует связи с тобой, это мешает коллективу сплотиться целиком. Поэтому мы никогда не находим в сети сообщений о том, что восьмой номер «джазменов» или «сетей» – великолепный лидер. Это ставит его на ступень ниже остальных.

    Даже зная, насколько классным игроком является Уильямс, мы все равно вынуждены говорить: вот ему Ховарда в связку, и они будут претендовать. СР3 в другом измерении, наше сознание не говорит нам о том, что ему нужны такие величины, чтобы достигать успеха: ему достаточно хорошей здоровой в меру талантливой обоймы, дабы прибегнуть к попытке штурма вершины. Мы видим это в его игре: он бросается на «Лейкерс» без Дэвида Уэста с таким видом, будто реально считает, что «Хорнетс» по силам одолеть соперника, превосходящего их по всем параметрам вдоль и в поперек. И он доказывает это стремление своей убийственной игрой на площадке. Дерон также его показывал, но уж три года как от него ни слуху, ни духу. Нет жажды крови. Так и смотрим мы на него: безумно хорош, очень талантлив, создает фантастические проблемы для опеки в любом виде, но не хватает чего-то. Буквально доли… Она и отделяет великолепных игроков от великих.

    Бузер же в свою очередь не дополнял своего партнера, он еще больше усугублял проблему. Все видели, что он продуктивен, знали, что при всем недостатке визуальной эффектности, его игра полезна для команды, но он не занимался самопожертвованием, неотъемлемой частью лидерского бремени. На бумаге, в заявке на «Матч всех Звезд», у «Джаз» было два вожака, на площадке не было ни одного. Контраст между этим дуэтом и их предшественниками буквально вылезал наружу при любой возможности. Было отчетливо видно, что из Карлоса не прет не то, что Мэлоуновское, но даже Миллсэповское желание изменить неудачно складывающееся положение вещей. Возможно, эта команда была заранее обречена, потому что третий из когорты ее «звезд» резко перестал любить баскетбол, и все, чего она достигла, было лишь следствием продуктивной системы Слоуна, а, может быть, они просто не были готовы играть с «Лейкерс» из-за их трехглавого монстра и перевеса впереди (ведь лучше всего «Джаз» боролись с калифорнийцами как раз тогда, когда Байнэма не было в составе вообще), а других они бы тактически грамотно закатали в паркет, как «Хьюстон»?

    Неизвестно. Игры с сослагательными наклонениями чреваты. Одно можно сказать с уверенностью: и коллектив, и Уильямса, и Бузера, и Джерри-ветерана от настоящего успеха отделял лишь один шаг вперед. Но его как раз и сложнее всего сделать.

    27. Джермейн О’Нил

    Учасник «Матча всех Звезд» – 6, Зал Славы – нет

    Он был прекрасным тяжелым форвардом для любой конкурентоспособной команды. Активный, физически сильный атлетически развитый игрок, с хорошим броском, умением атаковать с двух рук «на усах», со статусом представителя пятерки лучших персональных опекунов среди «больших». Исполнитель, который ко всему прочему любил заниматься подобными вещами. Когда Рон Артест развалил «Индиану», на О’Нила началась настоящая охота. Клубы стали выстраиваться в очередь и…

    В конце эпохи он набирает пять очков за игру в тридцать два года и выглядит потерянным для баскетбола человеком. Что сгубило одного из лучших больших своего времени?

    Тот, кто скажет травмы – будет прав, но лишь отчасти. Джермейну не хватило характера и желания работать, он не хотел продолжать вкалывать, чувствуя отсутствие результата. Повреждения были лишь предлогом. Даже тогда, когда он поработал с Тимом Гровером и вернулся на свой прежний уровень в майке «Майами», его хватило всего на несколько недель. Лень взяла свое. В такие моменты принято разглагольствовать, мол, парень не любил игру. Наверное, что-то в этом есть, но скорее стоит говорить о том, что он просто не чувствовал в себе уверенности и умения преодолевать препятствия, банальная психологическая неустойчивость, которая раскрыла карты перед миром во время позапрошлогодней серии «Селтикс» – «Хит». Это было настоящее посмешище в форме флоридцев.

    Джермейн О’Нил – это притча о том, что талант и физические качества не значат ничего в этой лиге, потому что таких людей там массы, ведь руководители клубов НБА собирают одаренных спортсменов со всего света. На твое место всегда готов прийти конкурент, поэтому нужно иметь еще что-то. Любой другой на месте «символа» «Индианы» продолжал бы пахать над собой, помня протертые насквозь штаны на скамейке «Портленда». Банально из чувства собственного достоинства или гордости, если хотите. Он же остановился на достигнутом, ему хватило заработанных денег по максимальному контракту. Исполнитель, который в сочетании с классным вингом мог привести команду к чемпионству, заканчивает в статусе того, на кого просто тыкают пальцем.

    26. Чонси Биллапс

    Участник «Матча всех Звезд» – 5, Зал Славы – да

    Микки Рурк считался одним из самых узнаваемых актеров в мире в начале девяностых. Его роль в «9 ½ недель» и в нескольких других успешных картинах сделала его фактически культовым персонажем, лицом с обложки, секс-символом. Приятная внешность влюбляла в него женщин, приковывала внимание продюсеров, но он ушел с авансцены на пике славы и подался в профессиональный бокс. Его изрядно изуродовали травмами головы и пластическими операциями, он жил за двести долларов в месяц и спустя десяток лет триумфально вернулся на экраны уже совсем другим. В этом был весь уроженец пригородов Нью-Йорка – он признавался, что хотел, дабы на него смотрели, как на актера, как на таланта, как на настоящего мужика, а не на смазливую улыбку рядом с обвораживавшей мир Ким Бэйсинджер. Он воспринимал себя мужланом с яйцами и хотел, чтобы мир видел его именно таким.

    Чонси Биллапс похож на него в таком чисто человеческом стремлении. Он не греется в лучах славы, он не светится перед объективами фотокамер, он не заигрывает с прессой, не строит козни перед болельщиками, хотя может и имеет на это право. Он просто выходит играть на площадку и делать свою работу, помогая за ее пределами как обществу в целом, так и своим партнерам. Он подставляет плечо практически каждому, кто в этом нуждается, и лишь истории взаимоотношений с Джей Ар Смитом, Кевином Гарнеттом или Рипом Хэмилтоном выходят на первые полосы, затмевая собой десятки оставшихся.

    Сложно сказать, почему «мистер Биг Шот» такой. Может быть, всему виной то, что его выбрасывали отовсюду и считали провалом добрую половину его карьеры, пока ему не доверился Джо Думарс, бывший для самого баскетболиста идолом в ранние годы? Личные качества? Минимальные проблемы с законом в колледже, заставившие его резко задуматься и повзрослеть в своих глазах и во взоре общественности (Чонси в свое время украл купоны на прокат видеокассет и тут же раскаялся, когда на него вышли)? Вряд ли мы когда-то узнаем правду. Важно не это….

    Он стал прообразом такого себе сэнсэя, игрока, который стоит чуточку выше других партнеров, но никогда не заслоняет их собой. Он объединил банду из «Детройта», он подарил Кармело Энтони билет первого класса на баскетбольный небосклон, он дал возможность набору разбойников из Колорадо заиграть в одном ключе под рукой Джорджа Карла, а не стать вторыми «Джейл Блейзерс».

    Чонси – баскетболист, который делает партнеров лучше, он создает для них оптимальные условия. Не стоит смотреть на то, какие статистические показатели он внес в протокол вчера или сегодня, важно то, что партнеры, умные и не очень, воспитанные и не совсем, послушные и их антиподы… Все они понимают, что Биллапс – это плечо, на которое всегда можно облокотиться, и руки, которые готовы в любой момент забить решающий бросок, как последний гвоздь в крышку вражеского гроба.

    25. Ману Джинобили

    Участник «Матча всех Звезд» – 2, Зал Славы – да

    Сложно оставаться на экранах радаров, играя рядом с Тимом Данканом, в команде Грегга Поповича, в городе Сан-Антонио. Это другой мир, абсолютный антипод Калифорнии. «Сперс» не «Лейкерс», у них нет армии, насчитывающей десятки миллионов болельщиков, с которой хочет «позаигрывать» американская и иностранная пресса. Если ты удачно проявил себя в желтой майке, к тебе сразу же приковывается всеобщее внимание, вне зависимости от потенциала, реального качества и оценки эффекта случайности. Так получаются Аризы, Уолтоны, Вуячичи. Игрок «шпор» в подобной ситуации признается представителями разнообразных медиа лишь тем, «кто хорошо выполнил свою работу». Именно поэтому Джинобили войдет в историю как один из самых недооцененных баскетболистов своего времени.

    У него меньше попаданий в заявку «Матча всех Звезд», чем у Тони Паркера, не говоря уже о «Фундаментальном Тиме». Его единственная индивидуальная статуэтка в НБА – приз «Лучшему шестому» - выглядит откровенно блекло не столько на фоне коллекции Данкана, сколько даже по сравнению с тем самым призом французского партнера. Все знают о том, что разыгрывающий изменил Еве Лонгории с женой Брэнта Барри, о бассейне легендарного «большого», о его фондах, о армейских буднях тренера, о подозрениях в гомосексуализме Джефферсона (а одному товарищу вообще больше всех известно!), но никто ничего не знает о том, что представляет собой сам Ману вне игры, вне баскетбола. Никто не назовет имя его жены, его увлечения, его…

    Лишь болельщики «Сперс» по праву чувствуют всю важность аргентинца для команды, понимая, что именно он – «икс-фактор», «дифференс-мейкер», персона, меняющая исходы матчей. Публика впервые прочувствовала это в полной мере лишь несколько лет назад, во время Финала Конференции против «Лейкерс», когда «Сан-Антонио» предстал в двух разных ипостасях: претендентом со здоровым Эммануэлем и серым, но грамотным коллективом без него. В позапрошлом сезоне мы ощутили сие уже полноценно, когда он на зубах втащил «шпор» в плей-офф. В этом же чемпионате мы лишь окончательно убедились в правомерности подобных заявлений, когда травма Джинобили превратила лучшую команду регулярки на Западе в проигравшего по всем статьям фаворита, не сумевшего преодолеть даже первую преграду, вставшую перед ним.

    Руководители техасцев посмели высказаться, что без него им по большому счету не на что рассчитывать. Удивительная характеристика для игрока, которому не нужно двадцать бросков за матч, трипл-дабл в среднем за неделю или обложка Sports Illustrated за конкретный месяц, чтобы считаться символом Династии.

    24. Крис Пол

    Участник «Матча всех Звезд» – 4, Зал Славы – наверняка

    В эпоху, когда физически развитые баскетболисты двинулись в лигу массивным караваном, Аллен Айверсон продемонстрировал всему сообществу любителей и ценителей игры то, что махонький и резвый, словно «электровеник» защитник, может растерзать всю эту когорту в два счета. Он четко показал то, за счет чего игроки небольшой комплекции могут достигать вершин там, где от Ассоциации времен Айзейи Томаса осталась только вывеска. Крис пришел в НБА с другой целью: он возжелал дополнить картину, взяв лучшие качества «Ансвера» и совместив их с тем, чего не хватало лидеру «Филадельфии». На выходе получился тот, кто, избежав тяжелых травм, станет лучшим крохотным игроком в истории.

    Пол никогда не выиграет соревнование по броскам с разных дистанций у Стива Нэша, Аарона Брукса, Мо и Дерона Уильямсов или Чонси Биллапса, он не настолько смертелен в этих компонентах в рамках забавы для пожирателей поп-корна, но он с легкостью сотворит необходимое там, на площадке. За счет выбора правильной ситуации, чувства эпизода и невероятной уверенности в собственных силах, он попадет едва ли не половину своих трехочковых в тяжелые моменты. Это не фантастический результат, нет же … Это буквально неземной! Ведь мы говорим о парне с ростом шесть футов, проводящем огромное количество времени с мячом и заставляющем защиту команды соперника концентрироваться исключительно на нем, причем в медленном темпе. Любому кажется, что он способен помешать ему выпустить мяч с правильной траекторией, нарушить механику, но лишь единицам оказывается по силам это сделать.

    Когда «Ди-Уилла» выбирали выше Криса на драфте, ключевым перевесом стал тот факт, что защитник «Иллинойса» может спокойно играть на двух позициях, он крупнее, он неудобнее. Габариты говорили не в пользу лидера «Хорнетс», но у него в кармане оказалось то, что сложно измерить с помощью рулетки. Характер поставил СР3 на ступеньку выше конкурента.

    Айверсон привносил в баскетбол скорость, динамику, умение обыграть кого угодно на дриблинге, дерзость и агрессивность в аспекте подвижности в защите. Пол добавил к этому бросок, удивительное видение площадки, любовь к тому, чтобы находить партнеров и большое сердце настоящего чемпиона, украшенное ленточкой из лидерских качества и желания работать над собой. Да, Аллен, на тренировках.

    «Шершни» получили совершенного во всех отношениях маленького защитника. За те немногие годы, которые разыгрывающий клуба из Луизианы провел на внеземном уровне, он оказался в одной победе над «Лейкерс» от статуса MVP регулярного чемпионата, в единственном классном партнере от ранга настоящей команды-претендента, опять-таки в одной травме от полноценного признания и галочки в графе «лучший в лиге на своей позиции» от года к году. Теперь, когда колено Пола пришло в божеский вид, перед нами должен нарисоваться не просто один их пяти лучших игроков во всей лиге (коим он был до всех этих проблем), но и тот, кто посмеет подвинуть ЛеБрона Джеймса с его тумбочки. Шансов у СР3 значительно больше, чем у Ховарда и Дюрэнта с Роузом.

    23. Гилберт Аринас

    Участник «Матча всех Звезд» – 3, Зал Славы – нет

    Если Крис был тем, кто старался дополнить структуру построения игры «Ансвера» как вида, то Аринас же наоборот не стал ничего менять: он взвинтил сумасшествие до максимального уровня, снес с концами планку безумия и предстал во всей красе. Он забивал не просто как угодно, он делал это со всех дистанций. Гилберт действовал на площадке так, как будто все законы, написанные об этой игре в сотнях методических учебников, были нагло разорваны им же прямо перед выходом в игровой зал. Он называл это «инстинктом убийцы», но это не так. Пресловутый «Инстинкт убийцы» – это Кобе Брайант, выпрыгивающий с одной ноги, отклоняющийся назад и бросающий через четыре руки, создавая достаточное пространство для того, чтобы попасть этот мяч при правильной траектории. «Агент» же просто переходил центр площадки, стучал мячом и бил трехочковый с восьми метров, словно это Джиммер Фредетт веселится в студенческой лиге, а не тот, на ком висит судьба френчайза. «Видишь мяч – ху….»

    К своей чести лидер «Вашингтона» попадал. Он забивал то, что даже не вздумали бы загнать в корзину другие. Это отделяло его от остальных звезд НБА нынешнего поколения: их решения можно было просчитать. Тот пойдет налево и проход, тот сделает резкий шаг назад и бросит, тот будет давить спиной и постарается проскочить на развороте…

    … с Аринасом все отчеты скаутов не действовали. Их эффективность не существовала, как вид, потому что никто из их авторов не мог предугадать действий Гила. И это не их вина, он сам не знал, что будет делать до того, как получал мяч, напрочь игнорируя все придуманные Эдди Джорданом или кем-то другим розыгрыши.

    В этом был весь защитник «Уизардс»: игрок, против которого невозможно было обороняться. Не потому, что он бросал лучше Нэша, был быстрее Монты Эллиса, обращался с мячом круче Уэйда или прыгал выше Стива Фрэнсиса. Нет же, он просто делал на площадке все, что ему хотелось, и это приносило пользу.

    Казалось, что команда с таким уникумом не может рассчитывать на результат, но до серии повреждений этот товарищ шел первым кандидатом на завоевание титула MVP, а его обойма составляла конкуренцию самому «Детройту» (что крайне показательно для Востока). Он даже чуточку успокоился, стал больше искать партнеров, научился находить их и уживаться с ними. Месяцы, в которых он набирал по 30-32-34 очка в среднем, будоражили умы миллионов поклонников игры и не оставляли равнодушными руководителей команды. Потом были травмы, контракт, скандалы, арест, обмен… Аринас, как оружие массового поражения, потерялся в неизвестности. Вместе с ним и ушла частичка анархизма, если хотите, безумия и помешательства.

    Гилберт – черный ангел смерти, который сначала убивал соперников своей игрой, а теперь уничтожает свою команду собственным трудовым соглашением.

    22. По Газоль

    Участник «Матча всех Звезд» – 4, Зал Славы – ?

    Обмены бывают разными: глупыми, неравнозначными, бестолковыми, взаимо- или финансово выгодными. Трейд Газоля-старшего стал нарицательным. Он перешел все границы, перевернул впечатление масс с ног на голову, возбудил общественность. Никого не волновал статус испанского тяжелого форварда, его 0-16 в плей-офф в Теннеси или даже Кваме Браун. Все было намного глубже и запутаннее, оно выходило наружу только при тщательном досмотре.

    «Лейкерс» не просто получили большого уровня «Матча всех Звезд», они обрели совершенный вариант для себя, not named Kevin Garnett. Тот же Джермейн, за которым охотился Купчак, был сильнее, чем По как игрок. Он превосходил его в атаке, в лидерских качествах, в умении защищаться позиционно и командно, в достижениях, в статусе, не проигрывал на подборе, наконец. Он не боялся брать на себя, он не пропадал с радаров в важные моменты, он не был психологически неустойчивым «чокером». Но все перевесы О’Нила-помладше не имели никакого значения в структуре построения игры калифорнийцев, в треугольнике, для которого был собран по частям и соткан баскетболист Газоль.

    Он бросал, играл спиной, пасовал, искал контакт, двигался между позициями в передней линии и в самой геометрической фигуре, поддерживал отрыв краше других семифутеров в НБА (что было крайне важно для тех «Лейкерс», игравших значительно быстрее, нежели их прошлогодний аналог). Параллельным курсом он прекрасно подходил на уровне банальных взаимоотношений между игроками: тихий, мягкий, не требующий к себе особого внимания. Он был тем, в ком нуждался Брайант: легендарный своенравный игрок, который уже пережил расставание с Шаком, опередил Трэйси МакГрэйди в гонке за звание лучшего атакующего защитника в мире и все еще не желал уступать в этом компоненте Дуэйну Уэйду, готовившему план мести. Он не просто дополнял модель и ее лидера, он не собирался выходить на первый план или даже бороться за эту возможность. Он был тем, в чем нуждался Кобе. Ему был жизненно необходим тот, у кого буквально на роду написано: «Вашему вниманию Базз Олдрин – второй человек, ступивший на Луну». В сочетании с лучшим игроком Лиги и великим тренером, успевшим вновь изголодаться до побед, он создавал смертельную комбинацию.

    И только вот здесь на авансцену выходил Кваме Браун. В момент, когда принято говорить о том, чем пришлось пожертвовать, сообщество и возмутилось. Они не отдали успевшего вылететь надолго Байнэма или Одома, они не взяли на себя отвратительных контрактов… Калифорнийцы словно подписали его на драфте отказов, братишка ведь тогда казался совершенно деревянным чуваком с непонятной шевелюрой

    Газоль ожидаемо шикарно влился, начал прогрессировать. Он стал одним из немногих игроков, которых Брайант сумел сделать лучше. Достижения и доминирование трехглавого монстра затмили умы многих, статус едва ли не суперзвезды влез массам в голову. Но суть перехода на сверхновый уровень заключается в умении принять ответственность на себя. Когда «Черная Мамба» стала заметно сдавать из-за проблем со здоровьем, огромного пробега и элементарного возраста, По должен был сделать шаг вперед. Он непросто не посмел, но и отступил, возможно, даже подался в бегство, сняв все вопросы. «Робин» никогда не станет «Бэтменом», Пиппен никогда не станет Джорданом, а испанец не будет ни Шаком, ни тем более Абдул-Джаббаром. Требуемый для этого характер, как и инстинкты – либо есть, либо как у всех.

    21. Пол Пирс

    Участник «Матча всех Звезд» – 9, Зал Славы – да

    В прошлой части мы много говорили о роли обстоятельств, которые выводят одних в свет, а других хоронят во тьме. Пол Пирс стал тем, кого «шарики Кевина Дюрэнта» забросили в первую когорту. Он никогда не был суперзвездой, не входил в пятерку лучших игроков на своей позиции (безнадежно уступая набору Картер-Айверсон-МакГрэйди-Брайант-Уэйд, чередовавшихся друг с другом, но не впускавших чужаков в свои ряды), не считался баскетболистом, реально достойным попадания в Зал Славы, не был тем, кто воспринимался как краеугольный камень чемпионской команды. В глазах общественности он был не представителем небосклона, а скорее «опцией», тем, кто может дать результат при наличии серьезных партнеров, даже на отвратительном Востоке

    Статус исполнителя первой величины подвергался огромным сомнениям, а желание Дэнни Эйнджа взять пацана из университета Техас вместо лидера, находящегося в расцвете сил, лучше всего подтверждало положение вещей. Наверное, еще краше, чем отказ Кевина Гарнетта ехать в Бостон к местному атакующему защитнику. Это доверие или его отсутствие. Однако, приезд Рэя Аллена, полномасштабное передвижение на позицию легкого форварда и вояж «Биг Тикета» в обмен на детский сад с ограниченными умственными способностями, перевернул все с ног на голову.

    Ему не пришлось быть лучшим игроком в чемпионской команде, он просто должен был выполнить свою роль: созидателя и клинка, прорезающего вражескую плоть в заключительные минуты. «Кей-Джи» всегда имел проблемы в «клатче», «Иисус» уже не мог обыгрывать на дриблинге всех и вся и пролетать под корзину вследствие операций на обеих лодыжках, закончивших лучший сезон в его карьере годом ранее. Рондо был еще слишком юн. Пирс должен был стать двигателем, и ему это удалось. Именно тогда, когда он разделил как бразды правления, так и само давление между собой и двумя, а потом и тремя партнерами, ему удалось полноценно взобраться на небосклон, стать первосортным его представителем.

    Лишь в тот момент, когда он получил статус «самого ценного игрока финальной серии», публика посмотрела на его индивидуальные достижения в составе ни на что не претендовавшей команды и, бросив на них беглый взгляд, заговорила о достоянии.

    Он никогда не был системообразующим игроком, как Гарнетт. В нем не было отличительных черт Аллена, его сочетания броска и атлетизма. Не было скорости и энергии Рондо. Но Пол взял другим: характером и инстинктами. Это оказалось тем, чего больше всего требовала на том этапе «зеленая» команда. И когда ты в состоянии дать то, что в чем нуждается твой коллектив на самой главной стадии карьеры….. история никогда не посмеет пройти мимо тебя. 

    Наши партнеры