Томас Робинсон: Несломленный судьбой

    Томас Робинсон: Несломленный судьбой

    Автор: Мирослав Голодинский



    Сегодня ночью в Соединенных Штатах Америки стартует одно из самых знаковым мероприятий спортивного сезона: розыгрыш плей-офф Студеченского Баскетбольного Чемпионата, давно ассоциирующийся у нас с двумя словами: Мартовское Безумие.


    В день старта ярчайшего марафона, "Планета Баскетбол" в рубрике "Феномен" представляет вашему вниманию историю исполнителя, который по-настоящему взорвал всю лигу и до последней секунды претендовал на звание лучшего игрока всего сезона. Томас Робинсон из Университета Канзаса - один из тех, кому просто нельзя не симпатизировать


    Лето 2011

    Весь баскетбольный мир то и делает, что обсуждает возможные последствия и события (если их можно так назвать) локаута в НБА. Но многим болельщикам не только в пределах США, но и даже в остальном мире (как мне) уже не терпится дождаться 11 ноября. День, когда в NCAA в полной мере стартует самый интересный за последнее время сезон. Интересным он должен был стать (и, как мы можем убедиться, уже СТАЛ) наличием многих звездных игроков, которые предпочли несколькомесячным занятиям в домашнем спортзале – самые жаркие баталии, которые только могут быть в баскетбольной лиге. Этим самым фактом, эта лига снова победила в чем-то денежное НБА.

    Для одного из лучших университетов в студенческом баскетболе – Канзаса – появление локаута не то чтобы не помогло, а даже помешало местной команде. Университет, который находится на второй строчке по числу побед в истории, где первым тренером был сам Джеймс Нейсмит, а получал образование Уилт Чемберлейн, потерял почти всю стартовую пятерку и несколько ключевых игроков скамейки – в общей сложности 6 баскетболистов. И если уход близнецов Маркуса и Маркиффа Моррисов не вызывал сомнений еще с начала сезона 2010-11, ну и, само собой,  ветераны Тайрел Рид, Брэди Морнингстар и Марио Литтл уходили по причинам окончания учебы – то потеря юного таланта, Джоша Сэлби, во многом была вызвана слабостью драфта, вдобавок к некоторым проблемам внутри коллектива у защитника-фрешмена.

    Болельщики и специалисты, которые следят за конференцией Биг 12 – довольно потирали руки (если, конечно, это не болельщики Канзаса). Дело в том, что «Джейхоукс» побеждали в 7 последних регулярных чемпионатах конференции (!!!), что является второй по длительности серией с времен доминирования UCLA. Тренер KU Билл Селф в глазах многих был лишь навигатором таланта, но никак не «tough» тренером. У него осталось лишь 5 игроков, которых он до этого более-менее регулярно задействовал в играх, и большинство из них были «ролевиками», плюс единственный представитель старта – Тайшон Тэйлор. В то же время, внутри конференции собирались некоторые крепкие коллективы, которые и должны были прервать впечатляющую серию Канзаса – это и Миссури с опытным составом, и Техас A&M, ну и, конечно, Бэйлор с Перри Джонсом и компанией.

    Весна 2012

    8 подряд.

    Одни из фаворитов чемпионата.

    Отличная работа тренера? Конечно. Но, с одной поправкой: у него оказалась команда не только ролевых игроков. И не только коллектив имени Тайшона Тэйлора. Под рукой коуча оказалась звезда, которая лишь ждала своего часа. От него ждали breakout – и он не подвел. Томас Робинсон. О нем и поговорим подробнее.

    Diamond in a rough

    Томас Эрл Робинсон – полное имя новоиспеченного Игрока года в конференции Биг 12 и финалиста списка претендентов на награду им. Джона Вудена. Уроженец Вашингтона провел три года в школе Riverdale Baptist, что в Мэриленде, и, собственно, ничем не привлекал скаутов и тренеров видных студенческих программ. Дела поменялись после того, как Томас перевелся в Нью-Хемпшир, в Академию Брюстер, которая является одной из лучших баскетбольных школ страны. И там, наконец, во время его последнего школьного сезона 2008-09, атлетичного форварда начали замечать рекрутеры NCAA и баскетбольные аналитики, что позволило ему подняться в топ-40 различных рейтингов лучших школьных игроков в своем возрасте.

    Билл Селф впервые увидел Робинсона в Reebok All-American Camp (Филадельфия) в 2008 году. Как тренер топ-программы, он уделял много внимания лучшим игрокам уровня «McDonald’s All-Amеrican”, но не меньше ему нравились баскетболисты, играющие на пределе своих возможностей, так называемые "сгустки энергии". Коучу понравились старания и работа Томаса, и он назвал его лучшим игроком из тех, кто был в этом лагере.  

    И тут же Канзас включился в работу по вербованию талантливого форварда.


    Но Томас уже засветился на довольно серьезном уровне, что побудило интерес не только Билла Селфа, но и тренеров таких университетов, как Мемфис, Питтсбург, Кентакки, Мэриленд, Майами и т.д. В то же время, его рейтинг среди рекрутинговых ресурсов поднимался, он уже был игроком No. 24 по версии Scout.com, No. 31 на Rivals.com и No. 40 на ESPNU 100.

    Семейный совет

    Стоит сказать, что воспитывался Томас матерью, и отец в его жизни не играл никакой роли. У нее были хронические проблемы с высоким кровяным давлением, плюс она должна была содержать Томаса и его маленькую сестру Джейлу. Поэтому она готовила своего сына ко взрослой жизни с раннего детства. Он любил свою мать настолько, что делился с ней практически любыми секретами, как с самым близким другом. И она была единственным человеком, кому он позволял называть себя Эрл – своим вторым именем. Остальные звали его Томас или Т-Роб, так как «Эрл» казалось ему именем пожилого человека.

    С семьей Робинсон решил посоветоваться и при вопросе выбора места будущей учебы.


    Для этого он решил услышать мнения всех своих близких, пусть это семейное собрание и состояло лишь с его бабушки, дедушки, любителя баскетбола, сводного брата, старшего на 8 лет и живущего в другом конце города, и матери (ни его отец, ни отец Джейлы в их жизни не участвовали) .


    Томас горел желанием выступать за Джейхоукс. Ему нравилась семейная атмосфера в команде, невероятная поддержка домашних трибун (лучшая во всей лиге). Он рассказал родным о братьях Моррисах, которые могли бы стать его «менторами», про их мать Энджел, которая жила в Лоуренсе и приходилась второй мамой почти всем игрокам команды. Скрепя сердцем, Лайза (мать Томаса) согласилась на официальный визит.


    Едва ли семья посетила университет Канзаса, как скепсис Лайзы развеялся, от него не осталось и следа. Билл Селф очень понравился матери форварда, и, что главное, сестренке Томаса. Джейла сразу же попросила маму купить ей куклу талисмана команды, и заинтересовалась дополнениями на Айфоне Билла Селфа, который был в восторге от девочки. Похоже, сомнений в предстоящем сотрудничестве игрока и тренера уже не было ни у кого. Для матери Томаса нелегко было отпустить его так далеко от дома, ведь в семья не купалась в денежных купюрах, и навещать сына для нее более-менее часто было роскошью. Вместо этого, едва ли Томас отправился в кампус, она позвонила Энджел Моррис и попросила ее присматривать за крошкой Эрлом.

    Rock Chalk
     
    Робинсон не ожидал, что ему будет легко в команде, где есть и  Коул Олдрич и братья Моррисы. Костяк команды составляли опытные бойцы, не один сезон находящиеся в составе под рукой мастеровитого Селфа. Поэтому Томас работал над собой, набирался опыта, и за то скудное время, которое отводилось ему в игре, проводил так, словно бился в чемпионском матче в решающие минуты.

    7 минут в среднем в первом сезоне, 2.5 очка + 2.7 подбора за игру, вдобавок с третьим командным результатом по блокшотам – таковы статистические показатели Робинсона в первом сезоне выступлений за Джейхоукс. Команда считалась главным фаворитом лиги того сезона и почти железным претендентом на Финал 4. Всего 2 поражения в регулярном чемпионате позволяли Канзасу почти не покидать первую строчку  посева топ-25 – обидчиками чемпионов-2008 стали Теннеси и Оклахома Стэйт. Последние стали единственной командой в конференции, сумевшие победить тот состав, с Шерроном Коллинзом, Ксавьером Генри, Коулом Олдричем. Феерическая игра тогдашних лидеров «Ковбоев» Джеймса Андерсона (27 очков) и Оби Муонело (17) привели в экстаз местных болельщиков.

    Но Мартовское Безумие для Томаса и его команды продлилось гораздо короче, чем они предполагали.

    Команда уровня Финала Четырех оступилась уже во втором раунде, проиграв никому не известной обойме из непонятной Северной Айовы, ставшей одним из главных возмутителей спокойствия в том году. Далее – уход Олдрича на драфте в "Хорнетс", где он в интервью сразу же сравнивает своего партнера по команде Шеррона Коллинза с Крисом Полом, заставляя людей по всему миру изрядно похохотать.

    Так Робинсон стал третьим по значимости игроком фронткорта в команде.

    Порой судьба, делая подарки, взамен забирает кое-что большее. Иногда это приходится ощущать на собственной шкуре.

    В следующем сезоне Билл Селф вдвое увеличил игровое время Томаса (почти 15 минут в среднем), он по очереди менял близнецов Моррисов, ставших безоговорочными лидерами команды. 7.6 очков и 6.4 подбора – средний результат за 33 матча сезона, где наш герой дважды выходил в старте и сделал даже 4 дабл-дабла. Более того, 9 раз он был лучшим по подборам в своей команде, имея двух будущих лотерейных пиков среди партнеров и прямых конкурентов в передней линии. Казалось бы, еще чуть-чуть, и Томас подберется к основе команды, заполучив все шансы профессионально играть в будущем и удерживать свою семью на плаву. Но жизнь, как бы шаблонно и банально это не звучало, всегда вмешается в любые, даже самые очевидные планы. В ней нет никаких гарантий ни на что. В конце декабря 2010 года Робинсон получил грустные известия из дому – его бабушка, которая нянчила его в детстве, ушла из жизни. Это известие может выбить из колеи многих людей, считающих себя психологически крепкими. Особенно, если через три недели вам приходит известие и о смерти деда…

    После этого, 22 февраля, Канзасу предстоял центральный матч конференции против Техаса. Обе команды были фаворитами в Биг 12, и в равной степени боролись за победу в регулярном чемпионате. За день до матча, возвращаясь после тренировки, Томас обнаружил, что ему звонили из дома. Джейла отправила сообщение на e-mail и попросила перезвонить.  Связавшись наконец с сестрой, он получил контрольный удар – весть о смерти матери. Ей было всего 37 лет, и, страдая от проблем с давлением, она так и не рассказала сыну об обнаруженных в ее сердце забитых артериях. Сердечный приступ.

    Близнецы позвонили Энджел, которая сразу же приехала и связалась с Селфом. Партнеры по команде принялись за поддержку Томаса, а Билл спросил: «Есть что-то, что я могу для тебя сделать? Может быть, тебе требуется поговорить с кем-то немедленно?». На что тот ответил: «Коуч, вы не понимаете. У меня НИКОГО не осталось. Все что у меня есть – это моя сестра».

    До важного матча с Техасом оставалось меньше суток. Несмотря на все заверения тренера и партнеров об отдыхе, Томас не хотел и слушать об этом. Он сразу же выступил с заявлением о том, чтобы к нему не относились с особыми поблажками, так как ему это абсолютно не поможет.

    Он сыграл в том матче. Канзас уступил, и прервал свою 69-матчевую (!!!) серию побед на домашней площадке. Но какую фантастическую поддержку болельщики выразили Робинсону. Для него стало подвигом лишь нахождение на площадке в этот момент, но фанаты старались как можно больше облегчить учесть своего игрока.

    Через несколько дней абсолютно вся команда посетила похороны.


    Как человек, у которого осталась лишь 9-летняя сестра, Томас по достоинству оценил старания своих партнеров, и снова попросил относиться к нему как прежде. Это же отметил и защитник Канзаса Тайрел Рид: «Через день после матча с техасом он подошел к нам и сказал – «Эй, ребята, я не хочу чтобы вы относились ко мне по другому. Это лишь помогло бы мне стать сильнее».

    Межсезонье

      После очередного внезапного фиаско в Мартовском Безумии (Канзас остановился за шаг до Финала Четырех, проиграв Вирджинии Коммонуэлс в региональном финале), как и ожидалось, команду покинули братья Моррисы и группа других игроков, о которых мы вспоминали в начале.


    В это же время Томас Робинсон превратился в настоящего «трудоголика».  Он физически окреп до состояния «машины для убийства» под кольцом,  усилил свой атлетизм. Поработал над ведением и движениями под кольцом, стал чаще использовать спину при обыгрыше. Улучшил средний бросок, и перестал смещаться на периметр. Поработал на славу в Академии Амаре Стадемайра, где уничтожил абсолютно всех, включая лучшего (по крайней мере на тот момент) мощного форварда лиги – Джареда Саллинджера. Билл Селф выразил мнение, вертящееся на языке у многих скаутов: «Я не сказал бы, что ему нужно уходить в НБА. Но я очень хотел ,чтобы он был способен это сделать. Я надеюсь, это будет его последний сезон в Канзасе. Лично я не хотел бы его отпускать, потому что с ним мы можем выиграть больше матчей. Но это ДОЛЖЕН стать его последний сезон».
     
    Теперь Томас не был просто шестым игроком команды.


    Ему стали предрекать фантастический чемпионат, включили в топ-50 предсезонных претендентов на титул Игрока года, претендентом на титул Игрока года в конференции.

    В этом сезоне Томас Робинсон стал одним из главных претендентов на приз имени Вудена, и Игроком года в Биг 12, попал в Первую сборную All-American, и лидером контендера на победу в Мартовском Безумии. Первая 30+20 игра с 1961 года в истории Джейхоукс. 22 дабл-дабла. Все выданные ему авансы летом он покрыл с лихвой.

    Как же чертовски прав оказался Билл Селф. Скорее всего, это последний сезон Робинсона в NCAA. Он готов к новым вызовам. После всего, что свалилось на него в 2010-2011 годах, покорить лучшую профессиональную лигу мира для него должно стать целью, которой он должен добиться для того, чтобы сдержать данное матери обещание – позаботиться и обеспечить жизнь сестры. Конечно, медиа делали, и будут делать попытки сделать из этого голливудскую историю страдающего персонажа (пусть только мы увидим его в НБА, попомните эти слова), но на 100% меня не покидает уверенность, что Томасу абсолютно наплевать на это, и вряд ли он даст возможность сделать из себя мишень для пиара. Как и три сезона в составе Джейхоукс, прошедшие для него как полжизни, он просто будет методично добиваться своей цели.

    Наши партнеры