«Я не верю ни в какое проклятье». Очередное поражение ЦСКА глазами иностранцев

    «Я не верю ни в какое проклятье». Очередное поражение ЦСКА глазами иностранцев

    Постоянные поражения ЦСКА в Евролиге уже давно вышли за пределы российского баскетбольного фольклора. Материал Grantland – о фиаско прошлого сезона.

     

    Оригинал; Перевод: Sports.ru

    «Вы все видели сами».

    Димитрис Итудис очень расстроен. Под «всем» он подразумевает все те проблемы, которые его команде пришлось преодолевать в этом матче. Сейчас конец марта, и Итудис отвечает на вопросы журналистов в пресс-центре переоборудованной хоккейной арены в Нижнем Новгороде. Главный тренер московского ЦСКА – в темно-синем костюме, фиолетовом галстуке и белой рубашке с вышитыми монограммами на манжетах – сжимает зубы и дает волю гневу.

    Хотя ЦСКА только что обыграл «Нижний Новгород» (86:82) в одном из последних матчей сезона Евролиги, Итудис разочарован. Его команда, считающаяся одной из лучших в Европе и борющаяся за первое место в группе, плохо защищалась против пик-н-роллов, после первой половины отставала на 13 очков и спаслась лишь благодаря резервистам. «В защите мы сыграли просто ужасно. И сейчас уже нельзя так рисковать».

    Итудис срывается на крик: «Мы не занимаемся самообманом, и это правильно. У нас хватает талантливых игроков в атаке. Но необходимо же выкладываться и сзади, не играть на прямых ногах, подставляться и жертвовать собой. Не важно, игрок ли вы стартовой пятерки или глубокого запаса».

    Незадолго до этого в ротации произошли изменения. Месяцем ранее Андрей Кириленко, лучший российский игрок всех времен, участник Матча всех звезд НБА, вернулся в ЦСКА, чтобы завершить карьеру на родине. Он начинал сезон в «Бруклине», где за два месяца провел в общей сложности 36 минут. Итудис постепенно подводит его к основному составу, и в матче с «Нижним Новгородом» Кириленко провел лишь шесть минут и ни разу не бросил с игры. Логично, что один из российских журналистов спрашивает, почему он не играл больше.

    «Очевидно, что Кириленко необходимо больше времени. Он обязательно поможет нам, я в этом уверен, – отвечает Итудис, рассерженный вопросом. – Он – настоящий профессионал. Мы попробовали выпустить его сегодня – не получилось. Мы будем подходить к этому аккуратно, потому что на данном этапе ЦСКА нужно побеждать».

    Хотя за последние 13 лет ЦСКА – самый именитый российский клуб – участвовал в 12 «Финалах четырех», он не побеждал с 2008-го года и заработал репутацию команды, разваливающейся а ключевой стадии. В этом году усиленные американскими звездами вроде Сонни Уимса и Кайла Хайнса армейцы на протяжении четырех сезонов не проигрывали в Евролиге и национальном чемпионате. Они выдали серию из 30 матчей без поражений и заставили всех поверить, что наконец-то серия неудач будет прервана. Но февраль команда начала с трех поражений и с тех пор выглядела нестабильно. Во время гостевых матчей остро присутствует очень сильное напряжение, которое часто воспринимается как паника – плей-офф уже на носу.

    «Пришло время, когда мы должны показать себя, – подчеркивает Итудис. – Обязаны собраться, не защищаться на прямых ногах, не бояться падать за мячом и играть». Тренер благодарит всех присутствующих, уходит с арены и выдавливает из себя несколько улыбок перед фотоаппаратами у автобуса.

    За несколько дней до этого все выглядит гораздо спокойнее. ЦСКА играет в четырех тысячах километров от Нижнего Новгорода в Красноярске. Красно-синие разогреваются перед матчем с «Енисеем», середняком лиги ВТБ. Над главным входом на арену размещен баннер с лицом Андрея Кириленко. Постепенно заполняющих стадион болельщиков встречает голос Бобби Шмурда, вопящий из динамиков.

    На арене практически аншлаг, но внутри так же тихо, как в офисе – местные болельщики не кажется особенно страстными. Не видно никого, кто был бы одет в баскетбольную экипировку – за исключением одного мальчугана в майке Кобе Брайанта. Массовик-затейник, облаченный в смокинг, с горем пополам пытается координировать речевки и другие выступления аудитории вроде реакции на фолы и крики, которые должны помешать гостям пробивать штрафные.

    Разница в счете вроде бы не велика, но особенной борьбы не чувствуется. ЦСКА – самая результативная команда лиги ВТБ – демонстрирует сбалансированную игру в атаке, где доминируют три игрока уровня НБА: Уимс, Милош Теодосич и Нандо ДеКоло. Переднюю линию составляют россияне: Андрей Воронцевич и выпускник Канзаса Саша Каун. Скамейка у них очень глубокая, а атака – дисциплинирована: через многочисленные пик-н-роллы команда стремится вывести снайпера на открытый трехочковый. «Енисею» далеко до уровня соперника, так что он полагается на выпускника Огайо Ди Джей Купера, который долго держит мяч и пытается создать ситуации для атаки для работящих, но не блещущих мастерством партнеров. ЦСКА ведет в начале четвертой четверти десять очков: 69:59.

    Тут зрители на некоторое время обнаруживают себя – Уимс пытается ударить «большого» «Енисея», который отпихнул Хайнса, но партнеры быстро предотвращают зарождающуюся потасовку. Гости побеждают – 93:79. Это последняя возможность для местных болельщиков увидеть Кириленко в действии – он провел лишь 8 минут, собрал 4 подбора, сделал 2 передачи и один раз промахнулся с игры. После матча ребятишки всех возрастов толпятся у дверей раздевалки, на лестницах, в лобби, снаружи. Они достают телефоны и готовятся фотографировать. Для многих из них баскетбол был лишь поводом – мальчуганы хотят селфи.

    Два дня спустя, за день до поездки в Нижний, Кайл Хайнс пытается усесться за столиком в стейкхаусе в центре Москвы. Он наклоняется вперед, затем падает назад и вытаскивает iPhone. Бывшей звезде UNC-Гринсборо не хватило роста, чтобы попасть в НБА, но места за столиком ему все равно не достает.

    Chicago Prime Steakhouse & Bar, место, где собираются англоязычные экспаты, расположен на втором этаже в театральном районе Москвы. На стенах классические спортивные снимки Чикаго: «Буллс» Джордана, «Блэкхоукс» Тэйвза-Кэйна и, возможно, единственная поставленная в рамку в России фотография Джея Катлера. Владелец Кен Фрост родом из Бостона, 19 лет назад он переехал из Ранчо-Мираж, в Калифорнии, сюда. Его 17-летний сын играет квотербека за национальную команду России по американскому футболу и бегает за бейсбольную сборную. Именно здесь американцы ЦСКА собираются в полтретьего ночи, чтобы посмотреть Супербоул.

    Хайнс пришел в ЦСКА два года назад из греческого «Олимпиакоса». Одна из самых статистически продуктивных карьер в истории NCAА была незамечена на драфте-2008 – Хайнс уехал в Италию, оттуда в Германию, и наконец превратился в звезду в Афинах, где помог своей команде два раза подряд стать чемпионом Евролиги (первый раз в финале против ЦСКА). В 2013-м он позировал без футболки для греческого издания Men’s Health. В Европе Хайнса знают благодаря подборам и жесткости – это может звучать несколько заезжено, если не считать, что как-то перед матчем с «Панатинаикосом» в него попали файером, что не помешало ему провести ту игру.

    «Самое сложное в этой работе – это то, что иногда бывает очень одиноко», – объясняет Хайнс. Разница между Москвой и восточным побережьем составляет 8 часов – так что бывает непросто поддерживать отношения с родными и друзьями, живущими в Штатах. Обычно Хайнс ложится спать в районе трех ночи, после того как поговорит с родителями и невестой. Американцы ЦСКА держатся вместе, но в основном на выезде.

    Хайнс называет ЦСКА самой талантливой командой в своей карьере, но им еще много над чем нужно поработать. «У нас был очень непростой февраль, невероятно сложный, после того как серия прервалась, команда проиграла 4 матча из восьми. – Можно было предсказать нечто подобное. Мы играли очень здорово, затем пошли травмы. Мы как будто бы натолкнулись на стену. Думаю, что сейчас мы вновь набираем лучшую форму».

    Тут к нам подходит грек средних лет. Он тепло приветствует Хайнса. На ломаном английском он говорит что-то про ЦСКА, что-то про Барбодос. Хайнс благодарит его и говорит: «Как тесен мир».

    Он немного удивлен. Он поиграл во многих местах, и в России его узнают реже всего. Хайнс познакомился с этим человеком два года назад во время круиза. «Спортсмены здесь не являются суперзвездами, – говорит он. – Их никто не знает. За исключением разве что Кириленко».

    Меньше чем за месяц возвращение Кириленко привлекло к ЦСКА больше внимания, чем команда получила за весь сезон. Появление Андрея и восстановление после травмы Виктора Хряпы превратили ЦСКА в фаворита на победу в Евролиге. Хотя это может сказаться на его игровом времени, Хайнс уверяет, что это его совершенно не беспокоит.

    «Если мы выиграем Евролигу, то все получат то, что хотят, – говорит он. – Контракты, возможность в будущем получить больше денег, уважение и признание болельщиков… Если для этого нужно пожертвовать временем, очками, индивидуальной статистикой, то почему бы этого не сделать?»

    Итудис настолько разозлился из-за того, что его команда едва не проиграла в Нижнем, то на следующий день собирает незапланированную тренировку, которая начинается с полуторачасового просмотра видео. Аарон Джексон резюмирует отношение игроков: «Поверить не могу, что я здесь сейчас».

    После еще полутора часов занятий на площадке Итудис собирает команду в центральном круге и приступает к обсуждению. Тренер жалуется на защиту против пик-н-роллов и особенно выделяет Кауна, которому досталось и от заслонов «Нижнего Новгорода» и на видео-разборе от Итудиса. «Пришло время работать, а не болтать», – замечает Итудис. Его защитные схемы работали и в прошлом сезоне в Турции, и 13 лет, что он был помощником в «Панатинаикосе», и проблема, по его мнению, идет от недостатка желания. «Либо ошибается история, либо ошибаюсь я, – подчеркивает он. – Хватит ныть и говорить о том, что вообще не имеет никакого значения».

    Каун пытается оправдываться. Еще один голос принадлежит Кириленко, который говорит, что Итудису следует прислушиваться к мнению игроков, если они ему действительно интересны. «Я не чувствую себя комфортно», – говорит он. Они спорят в течение минуты, и ни один не идет на попятную.

    В конце концов, спор затихает, и тренировка завершается. Все направляются в раздевалку, за исключением форварда Деметриса Николса и его 7-летней дочери Гэбби, которая бросает в дальнее кольцо. (Там они смеются, когда Николс выпускает газы).

    «Очень много эго, – говорит Джексон, усевшийся на трибунах после тренировки. – Нас ждет катастрофа».

    «Думаю, сейчас нам приходится сложно из-за того, что приходится привыкать к новым игрокам и тем, кто восстановился из-за травм. Думаю, тренер старается найти способ, чтобы управиться с командой. Сейчас это дается непросто. Но, мне кажется, он понял, что во второй половине игры с «Нижним» сумел заставить нас перестроиться, когда напомнил о том, что помогало нам побеждать в первой части сезона».

    Джексон вырос в Хартфорде, штат Коннектикут, и выступал за университет Дьюкейна. В 2009-м он не был выбран на драфте и начал профессиональную карьеру в Европе. Поиграв в Анталье, Болонье и Бильбао, он оказался в ЦСКА в 2012-м. Его тело все испещрено татуировками: сине-зеленый логотип «Хартфорд Уэйлерс»; и любимая цитата: «Судьба любит бесстрашных».

    «А здесь всякая ерунда, – Джексон показывает на надписи, расположенные на бицепсах: «Мир принадлежит мне» окружает баскетбольный мяч, изображающий планету. У Джексона редеющие волосы, седина в бороде и украинская девушка-фотограф, с которой он познакомился в Киеве, а затем отыскал по Skype.

    «Удивительно, что вы, парни, приехали сюда, когда мы играем так плохо, – жалуется он. – Клянусь, еще месяц назад все было невероятно. Мы могли бы обыграть – без шуток – по крайней мере, шесть команд НБА. Сейчас, когда появились новые игроки, все сражаются друг с другом».

    На следующий день мы встречаемся с семьей Николса за ужином в итальянском ресторане рядом с ареной. Николсу 30, и он единственный из американцев ЦСКА, кто не живет в Москве один. После сезона в далекой Самаре, где он был лучшим по результативности, он отработал две недели просмотров и заслужил однолетний контракт с ЦСКА. Его жена Стэйси, консультант по проблемам коммуникаций, в декабре приехала из Нью-Йорка с Гэбби. Они собирались провести вместе Рождество, но в итоге уже конец марта, а они все еще не уехали.

    «Я захватил их в заложники», – поясняет Николс. Стэйси – на ней черно-белая водолазка, а в ушах огромные серьги – смеется в знак согласия. В прошлом году семья виделась лишь на День благодарения и Рождество. Они женаты три года, и это был самый длинный период расставания со времен университета. В этом году оно стало невыносимым. «Мы были несчастны, – говорит Стйэси. – Так что решили приехать».

    Николс очень давно ждал возможности, подобной той, что получил в ЦСКА. Поиграв совсем немного за «Кэвз», «Буллс», «Никс», проведя время в D-лиге, предприняв множество бесплодных попыток вернуться через летнюю лигу, он наконец оказался в клубе, где получил хорошие деньги и возможность выступать на элитном уровне. Николс играет совсем мало, особенно после прихода Кириленко. Но он хорошо бросает, а для семейного человека, который шесть лет назад подписал свой последний 10-дневный контракт в НБА, ЦСКА – это просто глоток свежего воздуха. «Мы побеждаем. Мы летаем чартером. К нам относятся как к профессионалам. Если не играть в Америке, то только здесь».

    После ужина семья получает гармонирующие черные куртки в гардеробе – рядом на стене висят фотографии знаменитостей, позирующих в компании с владельцем ресторана. Здесь ел Элтон Джон. Николс указывает на другую фотографию: улыбающийся молодой АК-47. Гэбби поначалу не узнает его. «Это что, Кириленко? Вау, а он тут популярен».

    Спортивный комплекс ЦСКА включает каток, легкоатлетический манеж, баскетбольную арену, крытый теннисный манеж, бассейн и центр для ныряния, дворец спортивных единоборств, футбольный манеж. Все эти сооружения были возведены для Олимпиады-1980, которую США и еще 64 страны бойкотировали в знак протеста против вторжения советских войск в Афганистан. В этом же районе спешными темпами идет строительство по возведению нового футбольного стадиона московского «Динамо», который будет принимать чемпионат мира 2018 года.

    На баскетбольной арене, носящей имя легендарного советского тренера Александра Гомельского, 68-летний массажист Аскер Барчо приглашает нас в комнату, где работники клуба общаются, выпивают и смотрят матчи Евролиги. Она достаточно велика, чтобы вместить два стола, грязноватый диван, маленький телевизор и два мини-холодильника, заполненных закусками и выпивкой. Сотни исторических фотографий висят на стенах – эту коллекцию Барчо собирал в течение последних 40 лет.

    Барчо с его непременной улыбкой – символ клуба, русский Дон Циммер. Он обожает подшучивать над американцами – задевать плечом идущих мимо или делать вид, что хочет пожать руку. В команде все называют его «деда». В начале недели он пообещал, что покажет нам эту комнату, но сначала нам пришлось подарить ему бутылку Johnnie Walker.

    Гомельский, который тренировал ЦСКА и сборную несколько десятилетий, пригласил Барчо в свой штаб в 1976-м. До этого тот был спринтером и стал чемпионом Союза в 69-м в эстафете 4 по сто метров. Четыре года Барчо жил на базе ЦСКА, вместе с другими призванными в армию советскими спортсменами.

    Барчо, все еще стремительно передвигающийся, переходит от фотографии к фотографии и рассказывает истории. Василий Козловцев, 28-летний менеджер клуба, выступает в качестве переводчика. В те годы жизнь советского спортсмена была очень скромна. Барчо говорит, что они вчетвером занимали квартиру и не имели ни денег, чтобы куда-либо сходить, ни времени на дополнительный заработок. Профессиональный спорт был запрещен. А работа у Гомельского означала лучшие условия, лучшую еду и будущее за пределами беговой дорожки.

    Стены у Деда – выставка истории баскетбола, достойная Спрингфилда. Тут есть фотография улыбающегося Скотти Пиппена, когда он приезжал в Москву и пил водку в дедовом святилище. Между холодильниками юный Кириленко позирует перед своей первой машиной. «Всегда было так: «Он будет играть в НБА, – вспоминает Барчо. – У него не было никакого страха». На других фотографиях великие советские и российские игроки других лет: Арвидас Сабонис, Сергей Белов, Владимир Ткаченко, Павел Подкользин, Хряпа. Для выдающихся американцев тоже нашлось место: Маркус Уэбб, Виктор Александер, Джей Ар Холден, Дэвид Вантерпул, Траджан Лэнгдон.

    Второстепенные игроки НБА начали уезжать в Европу еще в начале 60-х, но в России они появились лишь после распада Советского Союза. Первыми американцами ЦСКА в 94-м стали Чак Эванс и Патрик Эдди. Их нет на стене, говорит Барчо, так как перед матчем плей-офф Кубка европейских чемпионом они отказались играть из-за того, что им не выплатили бонусы.

    Барчо любит поговорить о Уэббе, который пришел в ЦСКА в 96-м. Он вспоминает, как тот привез в Москву итальянских портных, которые шили для него два костюма. Барчо с гордостью показывает фотографию Холдена, идущего в Кремле в компании Сергея Иванова, тогда заместителя премьер-министра Владимира Путина, а сейчас главу его администрации. Холден принял российское гражданство и помог России выиграть чемпионат Европы 2007-го года. «Все зависит от человека, – говорит Барчо, объясняя, какие игроки бывают успешными в ЦСКА. – Если человек хочет играть, то он должен помочь команде».

    Повспоминав примерно час, Барчо добирается до сути. Он открывает холодильник и достает оттуда самогон с солениями и казахской конской колбасой. Ему самому еще надо присутствовать на тренировке команды, так что он сам не выпивает, но угощает так, как будто у нас вечеринка – по 4 рюмки за 10 минут. Он желает нам благополучно вернуться домой, приглашает приехать снова и просит, чтобы мы передали привет от него Майклу Джордану. Мы также пьем за победу ЦСКА.

    Тем же вечером мы сидим в гостях у Сонни Уимса, в пентхаусе на северо-западе Москвы. Уимс ест испанские пончики и объясняет, почему ему не нравится новый альбом Кендрика Ламара. «Мне нравится слушать настоящий рэп». Уимс лежит на черном кожаном диване, а две его американские подруги курят кальян. Винтовая лестница уходит на второй этаж, где спит еще одна подруга. Под лестницей висит картина с изображением Уимса в майке Арканзаса. «Девушки рисуют меня», – поясняет он. Разнообразные сладости – Amos, Oreos, Air Heads, Patrón – готовы. Уимс только просит, чтобы мы сняли обувь у входа.

    Начинается игра стадии Элит-Эйт между Дьюком и Гонзагой, и девушки идут наверх. Сигнал поступает через MacBook Уимса с кириллицей и идет на 60-дюймовую плазму. Уимс смотрит, как Джалил Окафор получает мяч и атакует через Домантаса Сабониса, сына советской легенды Арвидаса Сабониса. «Правда, это его сын? – спрашивает Уимс. – Здоровый как хрен знает что». А затем насчет Окафора: «А это что за чувак играет за Дьюк?»

    За потасовку с «Енисеем» Уимс получил одноматчевую дисквалификацию, так что он пропустит домашнюю игру с «Нимбурком». Он ни о чем не жалеет. «Мы – американцы, – говорит он. – Мы такого не спускаем. Там, откуда я родом, если кто-то будет так себя вести, то не знаю, что с ним сделают».

    Форвард, рожденный с косолапостью, вырос в Западном Мемфисе. Он отыграл два года в колледже, выводил Арканзас в плей-офф и был выбран под 39-м пиком во втором раунде «Чикаго» на драфте-2008, а затем обменян в «Денвер». Уимс был новичком в команде Кармело Энтони, дошедшей до финала конференции в 2009-м. Помимо Энтони он провел первый сезон рядом с Алленом Айверсоном, Джей Ар Смитом и Чонси Биллапсом (который пришел место Айверсона после трех матчей). «Только представьте, каково это было – входить в раздевалку в первом сезоне?».

    Затем Уимс оказался в «Торонто», где отыграл с 2009-го по 2011-й, вошел в основную ротацию, подружился с ДеМаром ДеРозаном и Амиром Джонсоном и наблюдал за тем, как Крис Бош уезжает в Майами. «Крис очень своеобразный парень, – говорит Уимс. Приходишь к нему домой, а он будет слушать Эрику Баду и попивать чай или еще что». Дочка Уимса Сиенна, которой один год, живет в Торонто вместе с матерью. Они приезжали в Москву пару недель назад, и рисунки Сиенны все еще приклеены к окнам, обращенным на северную часть Москвы. «Я просто хочу заработать достаточно денег, чтобы позаботиться о дочери, – говорит он. – Это все, чего я хочу. Чтобы у нее была хорошая жизнь».

    Когда начался локаут в 2011-м, Уимс был первым игроком, подписавшимся в Европе. После года в «Жальгирисе» травма стопы помешала вернуться ему в НБА, так что он предпочел более выгодное предложение ЦСКА. «Поначалу мне было страшно, – вспоминает Уимс. – В США показывают только негатив. Но здесь на самом деле безопаснее, чем в Америке».

    Перед этим сезоном Уимс продлил соглашение с ЦСКА, подписав трехлетний договор, рассчитанный на 10 миллионов долларов, и стал самым высокооплачиваемым игроком в Европе. Он говорит, что скучает по НБА. И все же он отказался от предложения «Хоукс» и остался в Москве. «Команды могут говорить с нами по поводу игрового времени, – объясняет он. – Но в итоге все сводится к деньгам».

    У ЦСКА с последним нет проблем. Бюджет клуба составляет 43 миллиона долларов и превышает ведомости самых богатых команд Евролиги. Согласно президенту Андрею Ватутину, 45 процентов этой суммы дает владелец клуба «Норильский Никель», горно-металлургический гигант, который когда-то принадлежал Михаилу Прохорову. Ватутин не раскрывает источники остальных 55 процентов, но говорит, что пытается облегчить бремя компании-владельца с помощью спонсорских контрактов.

    Клуб, который до распада СССР находился под прямым контролем советской армии, формально независим уже больше 20 лет, но во многом остается командой Кремля. В заявлении Путина по случаю 90-летия в 2013-м говорится: «Рад отметить, что представители красно-синего клуба находятся среди признанных лидеров в России и в мире». Иванов, глава администрации президента, присутствует практически на каждой домашней игре и время от времени заглядывает в раздевалку, чтобы мотивировать команду. «Он толкает речи про то, что надо побеждать и все такое, – говорит Уимс. – Хотя при этом он нормальный мужик».

    Мы смотрим, как Дьюк выигрывает вторую половину у Гонзаги. Уимс признается, что расстроен после вчерашней тренировки. Он говорит, что недавно начал «больше думать об историческом вкладе», но сейчас в команде чувствуется раскол. «Не собираюсь называть имена, но в начале сезона все было иначе. У всех была общая цель. Не было никаких эго. Сейчас мы не получаем удовольствие от баскетбола. Если нам удастся вернуть ту игру, что у нас была, то мы совершенно точно победим в «Финале четырех».

    Перед матчем с «Нижним Новгородом» Андрей Кириленко сидит в лобби четырехзвездного отеля, расположенного прямо у Волги, напротив Кремля. Кириленко – черты его лица стали менее угловатыми с возрастом, волосы все так же старательно уложены – объясняет, как он уехал из НБА.

    «Я говорил с Прохоровым и сказал: «Слушай, при всем уважении, но это не будет работать. Мы просто тратим время». Его жена должна была вскоре родить, и Кириленко покинул расположение «Нетс» в ноябре. «Бруклин» обменял его в «Филадельфию», куда он так и не приехал. 23 февраля его выставили на драфт отказов. На следующий день он подписал контракт с ЦСКА, рассчитанный до конца сезона. «Андрей – важная часть клубной истории и мой друг, – написал в письме Ватутин. – Как только это стало возможным, мы связались с ним и быстро обговорили все условия перехода. Это была долгая, бессонная и напряженная ночь».

    Кириленко пришел в санкт-петербургский «Спартак» в 15 лет, новичком попал на Матч всех звезд российской суперлиги и на следующий год перешел в ЦСКА. Два года подряд он становился чемпионом с ЦСКА. Получив прозвище АК-47 – гибрид его инициалов, номера игровой майки, а также дани уважения его родному Ижевску, где был изготовлен первый автомат Калашникова – Кириленко начал выступать за сборную, в 99-м был задрафтован «Ютой», а в 2001-м перебрался в НБА. Он вернулся в ЦСКА во время локаута 2011-го и довел команду до «Финала четырех», получив приз MVP сезона, но армейцы уступили в финале с разницей в одно очко.

    Теперь, снова в ЦСКА, Кириленко признает, что годы карьеры дают о себе знать. «Мне кажется, что мне не хватает здоровья, – говорит он. – Я хотел бы чувствовать себя иначе, но случилось так, как случилось». Возвращение домой на еще один сезон в Евролиге имеет смысл, не только потому, что в ЦСКА ему оказывается королевское внимание – команда, спонсируемая Nike, разрешает ему играть в Adidas, с которым у него личное соглашение – просто это кажется идеальным местом для того, чтобы поставить точку. «Я хотел завершить карьеру в России, – говорит он. – Перед семьей, друзьями, людьми, с которыми я вырос, болельщиками, которые никогда не видели меня. Это правильное решение».

    После игры с «Нижним», когда Уимс отбывал дисквалификацию, Кириленко выдал 21 минуту со скамейки в матче с «Нимбурком» и стал самым результативным в команде, набрав 14 очков (семь раз поставив сверху). Несмотря на внутренние проблемы, победа стала девятой подряд. «Наверное, это моя лучшая игра после возвращения. Но очень редко удается блистать, когда выходишь со скамейки». Он также описывает давление, которое связано с выступлением в Евролиге. «ЦСКА – это такой клуб, в котором имеет значение лишь первое место. Это огромная ответственность, но в то же время это не что-то из разряда фантастики».

    После победы ЦСКА над «Нимбурком» мы встречаемся за ужином в пабе с Итудисом, его женой и двумя помощниками тренера. Он признает все те сложности, которые стоят перед его командой. «Нам нужно дополнить систему двумя новыми игроками, – признает он. – Кириленко и Хряпой – команда привыкла побеждать без них. Это непросто. Но в то же время я обязан дать им возможность».

    Тренер приводит игру с «Нижним» в пример. «Нестабильность, ошибки. Я сказал на пресс-конференции, что они не могут обыграть нас, – говорит Итудис. – Игроки не справятся с еще одной неудачей. А кто справится? Я участвовал в восьми «Финалах четырех» и побеждал в пяти. Это непросто».

    «Но мне кажется, что сейчас мы на правильном пути, – говорит он. Через несколько дней ЦСКА займет первое место в группе, а затем разделается с бывшим клубом Итудиса «Панатинаикосом» в четвертьфинале. «После бури наступают солнечные дни. Не может быть так, что всегда будет буря».

    13 мая, в среду, игроки и тренеры ЦСКА, работники клуба, девушки из группы поддержки, игроки молодежной команды и все возможные члены семей и друзья садятся на самолет, направляющийся в Мадрид на «Финал четырех». Команда готовится к уикенду с лучшим показателем результативности за последние 10 лет, вернувшейся уверенностью в себе и лишь тремя поражениями на протяжении всего сезона Евролиги. Одно из этих поражений – то самое, которое прервало победную серию – пришлось на февральский матч с соперников по полуфиналу – «Олимпиакосом».

    У этой дуэли долгая предыстория. Самый болезненный прокол ЦСКА пришелся на «Финал четырех» 2012-го года, когда в матче с греками команда разбазарила 17-очковое преимущество в третьей четверти, не реализовала два штрафных за 9,7 секунды до конца и пропустила победный мяч от Георгиоса Принтезиса под сирену. На следующий год «Олимпиакос» вынес ЦСКА в полуфинале. Одноматчевый формат играет на руку слабейшей команде, но в этом году болельщики и журналисты рассуждают о влиянии высших сил.

    Они открывают баскетбольный вечер на мадридской арене Barclaycard Center. ЦСКА задает тон, стараясь задавить соперника прессингом. К началу четвертой четверти разрыв увеличивается с 36:35 в большом перерыве до 51:47 благодаря семи очкам от ДеКоло и четырем перехватам Джексона (он завершит игру с рекордными для «Финала четырех» семью). За три минуты до конца ЦСКА ведет восемь очков.

    Тут просыпается Вассилис Спануис. Лысеющий снайпер греков промазал все 11 попыток с игры, но положил трехочковый за 3.30 до сирены. По словам Хайнса, на следующий день Спанулис сказал ему, что тот бросок «раскрыл кольцо». Через минуту Спанулис кладет еще один дальний бросок, а затем раскачивает Воронцевича и добавляет два очка.

    ЦСКА вводит мяч из-за боковой за 31 секунду до конца – Уимс проходит в лицевую и забивает от щита, сравнивая счет на 66. Затем, после тайм-аута, Спанулис убивает время. Утомительная серия ударов в пол прерывается, когда он делает шаг назад и бросает через руки висящего на нем ДеКоло. «В тот момент я подумал: гребаный ты Спанулис», – рассказывает Джексон. Мяч падает точно в кольцо за 13 секунд. Дальше команды обмениваются штрафными, а бросок под сирену через площадку в исполнении Кириленко приходится в дужку. 70:68, «Олимпиакос». Спанулис уходит с площадки с 11 очками, набранными в четвертой четверти.

    «Было похоже, как будто мы искали глоток воздуха, но так и не смогли его найти», – говорит Джексон. В воскресенье ЦСКА обыгрывает «Фенербахче» в бессмысленном матче за третье место и отправляется домой, так и не увидев, как мадридский «Реал» станет чемпионом.

    Вернувшись в Москву, психологически измотанная команда без поражений проходит плей-офф лиги ВТБ и в 13 раз подряд становится чемпионом. Дальше ее ждут перемены. Кириленко объявляет о завершении карьеры и выдвигает свою кандидатуру на пост президента РФБ. Каун завершает европейскую карьеру с тем, чтобы попробовать себя в НБА и оказывается замечен в компании с Леброном Джеймсом и Дэвидом Блаттом. Хайнс, Джексон и Николс продлевают контракты. Клуб разрывает контракт с Уимсом, и тот подписывает менее денежное соглашение с «Санс». Деда по-прежнему разливает горячительные напитки для гостей клуба.

    Итудис, ставший тренером года в лиге ВТБ, также продолжит работу в Москве в следующем году. Он сохраняет уверенность и не верит ни в какие предрассудки. «Да бросьте вы, – откликается он на предположение о том, что ЦСКА проклят. – Не верю я в такую хрень».

    Наши партнеры