Внутри аризонского хаоса

    Внутри аризонского хаоса

    Текст: Кевин Арновитц, ESPN

    Перевод: Планета Баскетбол

    Спросите любого, кто проходил через организацию под названием Финикс Санс за последние десять лет, о впечатлениях от той работы. И они с большой долей вероятности расскажут вам историю о Роберте Сарвере.

    Один бывший игрок-ветеран вспоминает, что после проигранного матча владелец ворвался в раздевалку, чтобы показать бигмэнам, как лучше ставить заслоны. Бывший ассистент вспоминает свое удивление, когда Сарвер вылез на площадку сразу после сирены, чтобы рассказать тренерам, кого и когда лучше менять. Другой экс-тренер достает из глубин памяти случай, когда прямо в перерыве матча Сарвер ворвался в кабинет главного тренера и настаивал на том, чтобы его команда применяла «ловушки» против плеймейкера соперников, который методично проходил защиту Санс.

    Другой инсайдер вспоминает вечер после драфта, когда офис Санс собрался на ужин в одном из самых известных ресторанов Финикса. После ужина, Сарвер решил поведать о способах улучшения сервиса владельцу ресторана, одному из лучших в своем деле на Западном побережье.

    В январе 2012-го Сарвер спустился прямо в раздевалку во время матча, чтобы высказать будущему члену Зала Славы Гранту Хилл свое негодование на предмет того, что Винс Картер слишком быстро набрал 15 очков через него. Один из тогдашних партнеров Хилла по команде назвал подобные действия отвратительными. Бывшие игроки и тренеры Финикса вспоминают инциденты, когда Сарвер травил их оппонентов со своего места возле площадки, или даже кричал на игроков своей команды, чтобы они убрались на скамейку.

    Спустя более чем десятилетие после конца команды «Семь секунд и меньше», которая восхищала как обычных болельщиков, так и баскетбольных задротов, у Санс, кажется, нет четкого вектора движения. Некогда один из самых влиятельных франчайзов лиги — как минимум, революционный в некоторых аспектах — сейчас в топе жалости. Плохие отрезки — вполне естественная часть жизни любой команды НБА, но в случае Финикса подобное состояние стало хроническим. Четвертый год подряд прогнозирующие системы дают им меньше 25 побед за сезон. Санс не выходили в плей-офф с 2010-го.

    Причины, приведшие к подобному, отличаются в глазах разных людей, но в общении с причастными к некоторым фазам этого процесса всплывали одни и те же темы. Мы пообщались с дюжиной инсайдеров: от нынешних и бывших игроков Санс до агентов, а также менеджеров команд-соперников, которые ранее работали внутри организации.

    Все они выделяют одну ключевую причину — владельца-интервента, у которого больше власти, чем реальных знаний, который превратил свой же главный офис в среду постоянной нестабильности. Здесь же — слабый скаутский отдел, а также старенький тренировочный комплекс, который не может объединить людей, принимающих решения, и тренеров с игроками под одной крышей.

    «Организация не работает на моем уровне, или на уровне наших болельщиков. И моя обязанность — это поменять. Если вы посмотрите назад, временами я пользовался той формулой, которую опробовал в бизнесе — нанять более молодых ребят, а затем обучать их. В моем бизнесе это работало. Однако в НБА я порой недооценивал вызовы к менеджменту в современных условиях, а также необходимый уровень опыта, которые требовался в определенных ситуациях», — говорит Сарвер.

    Сарвер отмечает, что вскоре Финикс начнет поиск нового руководителя отдела баскетбольных операций. Пара Джеймс Джонс — Тревор Бакстайн, которая взвалила на себя груз временной работы в октябре, будет среди кандидатов.

    «Мы проведем отбор среди ряда высококвалифицированных и опытных людей, которые помогут нашей организации идти вперед», — сказал владелец Санс.

    enter image description here

    Сарвер — далеко не первый владелец, который нависает над своим же франчайзом тяжелой рукой и горячим разумом. Некоторые люди отмечают, что в моменты спокойствия, мистер Роберт — вполне себе приятный человек на межличностном уровне. Даже те, кто не стесняется критиковать работу Сарвера, отмечают, что он искренне интересовался жизнью семей или предлагал по-настоящему дельные бизнес-советы.

    Как бы владелец не влезал в рабочее пространство своих игроков и тренеров, те, кто работал с Сарвером, отмечают его главную слабость — вмешательство в кадровые решения. Человек, работавший в главном офисе Санс вместе с владельцем в лучшие моменты истории клуба, вспоминает: Сарвер всегда умел задать точные вопросы, способные направить дискуссию в нужное русло. Однако в большинстве случаев процесс шел под откос из-за его импульсивности.

    Конкретнее: пример Эрла Уотсона. Уже после того, как Уотсон сменил Джеффа Хорнасека на тренерском мостике по ходу сезона 2015/16, Санс отказались от широкого поиска новых кандидатов на постоянной основе, несмотря на то, что до этого Уотсон имел за плечами всего один полный сезон опыта в качестве ассистента тренера команды Лиги Развития.

    Источники говорят, что Сарвер был катализатором скорого назначения Уотсона, пообщавшись с ветеранами команды. Тогдашний генеральный менеджер Райан МакДоно был куда менее уверен на сей счет. Сейчас Сарвер настаивает, что последнее слово при подписании игроков принадлежало менеджменту и отрицает, что он не говорил свое слово поверх МакДоно по каждому ключевому кадровому решению. Включая увольнение Уотсона после третьего (!) матча сезона 2017/18.

    «Существует разница между вовлечением в менеджмент/процессом управления и прямыми кадровыми решениями на драфтах или рекомендациями по подписанию свободных агентов. По итогу, того, кого мы выбираем на драфте, все же решает генеральный менеджер, но после консультаций со всем штабом», — говорит Сарвер.

    После ухода Майка Д'Энтони в 2008-м, Финикс прошли через четырех генеральных менеджеров и семь главных тренеров. За эти 11 лет константой в организации был лишь Роберт Сарвер. Большинство ключевых кадровых решений он принимал единолично, тренеров и вовсе выбирал строго сам.

    Для тех, кто работал в офисе Санс, все более чем очевидно — вовлеченность Сарвера мешала всему.

    Четыре года спустя после назначения МакДоно генеральным менеджером, Сарвер купил несколько живых коз (live goats) у Дайены Таурази на мероприятии в Talking Stick Resort Arena и разместил их прямо в кабинете МакДоно. Подобный ход был и шуткой, и воодушевляющим посылом — Финикс должен найти своего GOAT (величайшего всех времен), который будет доминировать, как доминировала на площадке Таурази. Вполне естественно, что козы — не знавшие о своей метафорической роли — заполнили своими испражнениями весь офис МакДоно.

    enter image description here

    Период генерального менеджера МакДоно начал прекрасным сезоном 2013/14 и рекордом 48-34. Наши источники описывают МакДоно как чуткого, грамотного управленца с глубоким пониманием скаутинга и умением собирать информацию. Многие восхищались тем, как Райан подходил к оценке игроков, но из всех его многочисленных выборов на драфтах выстрелили единицы. Санс однозначно попали в десятку с Девином Букером в 2015-м, нашли солидного игрока в Ти Джее Уоррене годом ранее, а первый пик-2018 Деандре Эйтон сейчас проводит неплохой первый сезон.

    В то же время, слабыми сторонами МакДоно считали коммуникацию, человеческие качества, а также выстраивание отношений с игроками. Существовало четкое ощущение, что Райан, по информации ряда источников, возвел в приоритет сохранение работы, отставив на второй план собственные убеждения. Несмотря на то, что Сарвер всегда влезал в его работу, люди в офисе намекают, что МакДоно не мог защитить собственную стратегию. Его главное проблемой была неспособность справляться с владельцем.

    Впрочем, недостатки МакДоно не смущали Сарвера. Владелец выдал Райану новый контракт, несмотря на то, что Санс проиграли больше игр за сезон, чем за два предыдущих. На деле оказалось, что генеральный менеджер просил новых контрактов для своих скаутов, на что владелец ответил: «Ты свой точно получишь».

    Месяц за месяцем организация плодила поводы для расстройств. Попытки окружить молодежь с драфта людьми с рынка свободных агентов всегда оборачивались кошмаром, вроде пятилетнего контракта Брэндону Найту в 2015-м. Или Эрика Блэдсо, который с трудом вырвался из Аризоны год назад, чтобы сейчас стать стартовым плеймейкером лучшей команды лиги в Милуоки. Санс прошли быстрый путь от перенасыщения в первой позиции — Блэдсо, Найт, Горан Драгич — до отсутствия первого номера как такового. Источники говорят, что неспособность МакДоно найти человека на эту позицию во время прошлого межсезонья и стоила ему работы, переполнив чашу терпения Сарвера.

    Как итог, за восемь дней до старта регулярного сезона, МакДоно, вместе с четырьмя другими менеджерами первого эшелона, был выставлен за дверь.

    На замену МакДоно Сарвер вызвал сразу двоих — Джеймса Джонса, завершившего 14-летнюю игровую карьеру прошлым летом, а также Тревора Бакстайна, работавшего в офисе МакДоно главным специалистом по потолку зарплат и стратегии. Интересно, что, кроме Бакстайна, ни один человек из предыдущего главного офиса не получил работу в новом.

    Владелец отвел Джонсу роль связующего звена между четвертым этажом (главный офис) и нулевым, где находилась раздевалка игроков и кабинеты тренеров. Большинство команд НБА смогли организовать пространство своих тренировочных комплексов так, чтобы звездные игроки и очкастые аналитики находились как можно ближе. Устаревший комплекс Санс, напротив, создавал эффект изоляции. Любой управленец, желавший посмотреть тренировку, должен был проделать 10-минутный путь. Фракционализм стал нормой для организации, заместив единство.

    Мнения о Джонсе разнятся кардинально. Например, агент игрока, который был недоволен недостатком игрового времени своего клиента, позвонил Джонсу, дабы высказать свое недовольство. Агент не ждал ничего особенного от новичка-менеджера, однако Джонс, по его словам, очень деликатно отнесся к вопросу и сумел решить его так, что все стороны конфликта остались довольны.

    Джонс также принял активное участие в модернизации одного из старейших тренировочных комплексов лиги — так, был полностью перестроен тренажерный зал. Сейчас клуб продолжает улучшать удобства для игроков — в этом аспекте организация прилично отстала от трендов в последние годы. Именно по указке Джонса с командой стал путешествовать квалифицированный массажист, чего не было ранее.

    Помимо вклада Джонса в объединение «четвертого этажа с нулевым», Санс наконец достигли договоренности с мэрией Финикса по проекту обновления арены и постройке нового тренировочного комплекса общей стоимостью в 230 миллионов долларов. Впрочем, проект, который улучшит эргономичность франчайза, пока не восполнит вакуум, возникший на капитанском мостике.

    enter image description here

    Недоброжелатели Джонса признают, что он отлично справляется с ролью эмиссара от фронт-офиса в раздевалке, заслужил уважение игроков, которые стали прислушиваться к его советам. Однако те же люди отмечают, что Джеймс больше работает консультантом по работе с игроками, нежели генеральным менеджером со всеми полномочиями.

    Ряд источников отмечает, что Джонс часто отсутствует на стратегических планерках или встречах скаутов, даже когда он не находится в пути. На это менеджер парирует, что функции в их офисе четко разделены и он считает ненужным брать на себя работу, которая закреплена за Бакстайном. Он не считает нужным плодить показную активность, которая присуща большинству главных офисов в НБА.

    «Есть предубеждение насчет того, кто такой генеральный менеджер и чем он занят. Оно таково, что ты должен сидеть перед открытым компьютером и смотреть на часы. Я думаю, подобный подход существенно принижает роль Тревора. Он — настоящая звезда, когда речь идет о потолке зарплат, стратегическом планировании, контрактах и переговорах. Он очень в этих вопросах. У нас разные зоны ответственности. Моя приоритетная задача — улучшать уровень работы и взаимоотношений различных подразделений, включая игроков, тренеров и скаутов. Игроки — вот мой главный фокус внимания», — отмечает Джонс.

    Разделение труда, о котором говорит Джонс, не слишком часто в других офисах, посему люди из соседних клубов не знают, кому звонить в Финикс по бизнес-вопросам. Несколько генеральных менеджеров НБА были удивлены, когда Джонс, после назначения исполняющим обязанности ГМа, не поделился своей контактной информацией — так принято в лиге, когда ты получаешь сей пост. Больше людей знали Бакстайна, посему получилось, что для других Джонс оказался вне зоны доступа.

    Большинство почитает Джонса ярким персонажем, но вокруг него существует коллективное мнение об отсутствии должного уровня голода, которым должен располагать новичок на подобной должности. Бывшие игроки, вроде Элтона Брэнда, Малика Роуза и Шона Маркса, вникали в каждый аспект баскетбольных операций — от работы команды Лиги Развития до стратегии использования потолка зарплат. Джонс, напротив, отдает эти области в управление Бакстайну. Джонс полагается на другого молодого управленца, который изначально нанимался, чтобы стать мостиком между бывшим тренером Эрлом Уотсоном и аналитической командой, и опыта работы в лиге у него меньше двух лет. Многие называют эту ситуацию в офисе Санс «странной».

    enter image description here

    Однако главной проблемой для тех, кто наблюдал за работой Джонса в последние 19 месяцев, является следующее — он постоянно упускает возможности взять все в свои руки.

    После зачистки офиса в октябре, когда освободился ряд ключевых должностей, источники отметили отсутствие встречи по перераспределению обязанностей. Джонс не собирал штаб, чтобы попытаться вдохнуть новую жизнь в людей, переживших сильное потрясение. Те, кто работал с ним в одной упряжке, безусловно отмечают позитивное влияние Джонса на игроков. Однако, прежде всего, они ценят лидерство. Его Джонс показывает на нулевом этаже, но никак не на четвертом.

    Многие клубы НБА страдают от неспособных людей на властных позициях — тех, которые думают, что могут вести дело к успеху, а на деле не могут. Санс — в глазах как сторонних наблюдателей, так и людей изнутри организации — наняли человека, у которого есть все, чтобы стать настоящим лидером. Но он почему-то этого не делает.

    «Все думают так: мы проигрываем много матчей, драфтовали и продолжаем драфтовать в Топ-5, поэтому нам нужно сосредоточиться на скаутинге каждого игрока, который появляется на радарах. Однако ты не можешь драфтовать молодежь постоянно. Если ты продолжаешь драфтовать в Топ-5, на это есть две причины: либо те парни, кого ты выбрал, не показали себя, либо ты выбрал хороших игроков, но не можешь их развить», — отмечает Джонс.

    Ряд менеджеров и скаутов, с которыми мы пообщались при написании этого текста, отмечают, что нечасто видели Джонса на матчах NCAA, несмотря на наличие у Санс высокого пика и в этом году. Джонс посетил порядка 20 матчей студентов в этом сезоне, хотя знающие люди отмечают, что эта цифра всерьез завышена.

    Сейчас у Санс куда меньше скаутов в штабе: осенью был уволен Пэт Коннелли, ассистент генерального менеджера, глаза и уши Санс в скаутском мире на протяжении долгих лет. Были уволены Кортни Витте, директор по скаутингу, а также легендарный европейский скаут Эмилио Ковачич.

    Ряд источников говорит: увольнения скаутов в Финиксе базировались на индивидуальных достижениях в оценке талантов. Старые драфт-доски были сохранены, и те, у кого результаты на них были хуже, попрощались с работой. Сегодня у Джонса есть власть, чтобы заполнить скаутские позиции, однако он предпочитает этого не делать.

    «Одно дело — говорить об адекватности размера скаутского штаба, а другое дело — говорить о его продуктивности. Мы не должны просто летать через всю страну на матчи, чтобы отметиться и показаться людям. Сейчас мы используем больше видео и других технологий, и нам не нужно слишком большое количество живых глаз и живых ног», — говорит Джонс.

    Для Джонса каждый следующий драфт превращается в центральную миссию: в этом сезоне Санс снова играют, мягко говоря, неважно, и уже после двух третей сезона все вынуждены говорить о драфте.

    Интересно, что внутри лиги вы сможете найти ряд людей, которые тихонько поддерживают философию Джонса. В лиге существует убеждение, что скауты могут фетишизировать кочевой образ жизни и чересчур увлекаться наблюдением за языком тела проспектов на скамейке запасных либо механикой его броска на предматчевой тренировке.

    В то же время, добровольный отказ Джонса от расширения скаутского персонала снижает ценность информации, которую можно было бы собрать на стороне. Этот момент также подчеркивает неудобную реальность — у Санс куда больше шансов пролезть в плей-офф с доморощенным костяком на «детских» контрактах, нежели заполучить звездных свободных агентов на рынке.

    enter image description here

    Несколько месяцев назад фронт-офис одного из клубов лиги собрался вместе, чтобы классифицировать организационные способности каждого из 29 имеющихся соперников. Их выводы были просты. Атланта делает упор на развитие игроков и заполучение активов. Филадельфия ускоряется в погоне за титулом. Клипперс вошли в переходный период и все еще не выбрали свой новый путь.

    Когда же настало время определить идентичность Санс, все будто впали в прострацию. Сейчас в составе Финикса есть пять лотерейных выборов до 23 лет. При этом, команда подписала на рынке свободных агентов Тревора Аризу и Джамала Кроуфорда, выпускала в стартовой пятерке Райана Андерсона. Ни одна из аналитических моделей не давала Санс места в плей-офф, в команде не было стартового плеймейкера, но при этом внутри организации все всерьез намеревались сделать рывок в плей-офф. При этом, Финикс сохранял место в платежной ведомости... Черт, чего же они там хотели, в этом Финиксе? Какой вообще там план?!

    Даже те, кто выражает недовольство отсутствием лидерства со стороны Джонса, вынуждены признать: ни одна живая душа со стороны не направила его в нужном направлении, чтобы таки дать ответ на этот вопрос. Во многих смыслах, поведение Джонса вполне отвечает той непоследовательности, которая царит в Финиксе, и оставляет будущее организации более чем туманным.

    Источники отмечают: тренерский штаб во главе с Игором Кокошковым тоже расстроен отсутствием вектора движения. Мало того, что нет плана, так еще и команда идет последней в лиге. Более того, менеджер, нанявший весь этот тренерский штаб, уволен, и даже тренеры теперь не знают, как долго они продержатся на своих местах.

    enter image description here

    Ни у кого в Финиксе нет четкого понимания, превратит ли Сарвер пару Джонс-Бакстайн из временной в постоянную, либо будет искать нового человека на стороне. Если в ход пойдет второй вариант, не станет ли новый менеджер снова устраивать перестройку главного офиса и отправит на улице тех, кто пережил октябрьский переворот?

    Широкий спектр сценариев порождает атмосферу нестабильности, несмотря на уверенность Джонса в том, что он и Бакстайн — это надолго.

    «Я знаю, что мы с Тревором способны вести команду вперед», — говорит Джонс.

    Этот озадаченный главный офис никогда не имел четкого ответа на вопрос о наличии организационного плана. В то же время, в Финиксе всерьез опасаются, что никто и никогда даже не задавался здесь подобным вопросом.

    Наши партнеры