Джош Ричардсон: современная звезда с нуля

    Джош Ричардсон: современная звезда с нуля

    Текст: Джонатан Тжаркс, The Ringer

    Прорыв Джоша Ричардсона стал одним из ярких моментов очередного сезона упущенных возможностей в Майами. 25-летний защитник делает один из самых тяжелых прыжков в НБА: от игрока, которому создают возможности другие, до игрока, который создает их сам. Ричардсон стал игроком формации «3 + защита» на максималках: он выбрасывает больше трехочковых, чем когда-либо, и возросшая доля дальних бросков повысила его эффективность. В этом сезоне Джош набирает 17,4 очка + 4,0 + 3,6 подбора (все показатели — лучшие за карьеру), являясь одним из наиболее разносторонних свингмэнов в лиге. Вопрос лишь в том, способна ли звезда подобной формации спасти Майами.

    «Мы чувствуем, что это вполне естественный прогресс для игрока на четвертом году карьеры. Он провел большую работу летом. Он отдает всего себя развитию как баскетболиста, он строит свое тело так, чтобы оно выдерживало больший объем работы на обеих концах площадки. Он вполне способен быть силой и в атаке, и в защите», — говорит тренер Хит Эрик Споэльстра.

    В сезоне было много вечеров, когда Ричардсон выглядел как игрок калибра Матча Звезд. 10 февраля он играл как настоящая звезда в матче против Уорриорс (поражение 118:120), набрав 37 очков (8/11 трехочковых), 5 передач и всего 2 потери. Остановить такого шутера очень сложно:

    via Gfycat

    Основа игры Ричардсона не изменилась. 196 см роста, 91 кг веса, размах рук порядка 210 см: Ричардсон — убойный шутер (36,9% при 6,5 трехочковых бросков за игру), который имеет габариты и атлетизм, чтобы закрывать три позиции в защите. Ключ к его прогрессу — проценты реализации с периметра остались теми же при росте объема. Он почти утроил бросковый объем с сезона новичка (2,2 попытки за игру), бросая в два раза больше, если рассчитывать количество попыток на минуту. Как результат, мы получили игрока, который забивает больше традиционного оборонительного свингмэна, но больше атакует с периметра (44,5% атак), чем первые опции нападений. Ричардсон — девятый в лиге по общей доле трехочковых среди 56 игроков в НБА, набирающих минимум 17 очков за игру в этом сезоне, опережая Лаури Маркканена (43%) и Клэя Томпсона (41,1%).

    И дело ведь не только в проценте реализации. Джош стал забивать разные типы трехочковых. Он перестал быть стационарным шутером, который ждет скидку в углу и полностью зависит от течения атаки. Теперь он атакует с дриблинга и может сам заказывать атаки. Согласно данных Synergy Sports, Ричардсон рванул от 50 трехочковых с дриблинга в свой первый сезон до 242 в первых 58 матчах этого сезона.

    «В прошлом сезоне, да и за год до этого, я бросал много средних бросков. И все время пытался чуть отодвинуть эту границу. Тренер даже просил меня бросать больше трехочковых, чем вот эти сложных средних», — рассказывает сам игрок, сидя в лобби отеля в Далласе.

    Ценность подобных бросков выходит далеко за границы математики. Ричардсон всегда имел достаточно широкий атакующий арсенал, с хорошим проходом и умением пасовать в движении. Увеличением объема трехочковых привело к тому, что прокачались оба навыка — бросок все ускорил. Соперники вынуждены опекать его по всей площадке, что открывает коридоры для проходов под кольцо. За счет этого, а также помощи, которая идет при проходах, Ричардсону куда легче читать происходящее и находить открытого партнера.

    «Против меня защищаются чуть иначе, чем было раньше. Они не бросают меня на периметре. Защита при заслонах стала другой. Каждый раз, когда я касаюсь мяча, чувствую больше внимания», — говорит Джош.

    Прыжок, который защитник Майами сделал в этом сезоне, кажется чем-то более устойчивым, нежели просто горячая полоса — он умный игрок, который способен использовать угрозу дальнего броска, чтобы раскрыть другие аспекты своей игры. Многие игроки способны выдавать бОльшие «сырые» цифры с увеличением объема. Однако то, что делает рост Ричардсона более заметным: он увеличил использование (usage) без потери эффективности, продолжая создавать для партнеров без роста числа потерь.

    Рост Джоша Ричардсона в цифрах:

    enter image description here

    «Джош невероятен. Он прибавляет от года к году. Он хорошо бросает, он создает возможности для партнеров, в защите он всегда был на высоте. Он излучает крайнюю уверенность. Мне кажется, он реально стал всесторонним игроком, который может как бросать трехочковые с дриблинга, так и идти под кольцо зарабатывать штрафные», — делится после игры в Далласе Келли Олинык.

    Причина, по которой люди не говорят о Ричардсоне, достаточно проста — команда вокруг него просто развалилась. Майами якобы находится в гонке за плей-офф на Востоке, хотя имеет 10-й показатель с рекордом 27-33 и NET-рейтингом -1,1. Хит помяли травмы: Горан Драгич, Дион Уэйтерс, Джеймс Джонсон — все они пропустили значительные отрезки сезона, хотя само сочетание игроков кажется не слишком логичным, даже когда все здоровы. Ростер перегружен нестабильными шутерами, которые нуждаются в мяче, чтобы быть эффективными.

    Ричардсон очевидно держит эту лодку на плаву. Хит все еще имеют элитную оборону (7 в НБА), но 25 атака плохо коррелирует с атакующим взрывом современной лиги. Также они плоховато бросают с периметра — 13 по попыткам (32,7) и 20 по проценту (34,8%). К тому же, атака Хит практически задыхается без Ричардсона на паркете. Атакующий рейтинг Майами снижается с 105,3 в 1981 минуту с Джошем на паркете до 99,7 за 856 минут без него. И подобрать этот воз никто не может. Майами имеет показатель 4-11 в играх, когда Ричардсон набирал меньше 13 очков за игру, включая ужасные поражения от Чикаго, Атланты и Финикса.

    «Иногда я понимаю, что не настолько агрессивен, как хотелось бы. Возможно, в этом мой главный минус — я должен научить себя сохранять агрессию даже после определенного количества промахов. Это идет из головы. Это линия, которую нужно держать в уме, чтобы не делать лишнего, но и оставаться собой», — рассуждает защитник.

    Не так много игроков в лиге имеют груз ответственности размера Ричардсона. Он является лучшим в команде по очкам, делает больше всего бросков (14,5) и проводит больше всего минут (34,8), попутно являясь лучшим шутером и защитником на периметре.

    «Именно поэтому игроки двух концов площадки настолько ценятся в лиге. Не каждый может делать эту работу. Пол Джордж, Джимми Батлер, другие ребята. Это редкость», — говорит Ричардсон.

    Этот сезон учит Джоша, как вести команду за собой. Его никогда не проецировали звездой. Он не котировался в Топ-100 своего школьного поколения, на драфте-2015 был выбран лишь 40-м после четырех сезонов в Теннесси. На 30 мест выше Хит взяли Джастиса Уинслоу, проведшего всего один сезон в колледже — именно в воспитаннике Дьюка видели будущее лицо франчайза. Ричардсон не имел физических данных своего будущего партнера (201 см и 98 кг в 19 лет), но он куда лучше бросал мяч по кольцу. Этого аспекта хватило, чтобы перевернуть восприятие этих игроков.

    Джош попал в лигу в идеальный момент для игрока его данных. НБА находится в эпицентре бума трехочковых. Джеймс Харден переписывает баскетбольные учебники, а Ричардсон как раз относится к поколению игроков, которых вынесло этой волной. Он один из 14 игроков до 27 лет, делающих минимум 6 дальних бросков за игру в этом сезоне. 10 лет назад таких игроков подобного возраста было всего 4 в лиге. Ричардсон — 23-й в НБА с 6,5 трехочковых за игру. В свой первый сезон (2015) он был бы 13-м лиге, а вот в первый сезон Хардена (2009/10) — уже вторым.

    «Очевидно, есть большой прирост в трехочковых за последние годы. Я даже не знаю, что и думать по этому поводу. Очевидно, лучшие команды задают тренд, за которым стараются угнаться все», — рассуждает игрок.

    Мало кто может насколько поощрять трехочковые, больше чем Ричардсон.

    Работа над броском не только вывела его на границу звездного статуса — она стала причиной, по которой Джош до сих пор в НБА. Он не был в драфт-списках клубов НБА в статусе школьника. Изначально защитник был трехзвездочным рекрутом, игравшим в команде тренера Куонзо Мартина в Миссури Стэйт в маленькой конференции (Миссури Вэлли), которая за 100 лет отправила на драфт всего четырех игроков. Мартин забрал Ричардсона с собой, когда получил студенческую работу в Теннесси, и тогда были серьезные сомнения, что Джош потянет уровень конференции SEC.

    enter image description here

    «Он из Эдмунда, Оклахома (город с населением меньше 100000 жителей, возле Оклахома-Сити), и он играл за не самую мощную команду. Но Джош старался развиваться, несмотря на худобу. Его талант проявился поздно. Очевидно, его в NCAA не ждали фанфары и красная дорожка», — вспоминает Джон Харрис, ассистент тренера в Теннесси тех лет, который сейчас работает главным тренером команды SIU-Эдвардсвилль.

    То есть, Ричардсон находился вне радаров. В студенческом баскетболе хватает свингмэнов с габаритами и атлетизмом, чтобы играть уровнем выше, но не все они обладают должными баскетбольными навыками. В двух первых сезонах Джош забивал всего 22,5% дальних бросков при 1,2 попытки за игру. Его не замечал никто, пока в третьем сезоне он совершил большой прыжок — 34% реализации при 2,7 попытки.

    «В свой третий сезон я наконец начал забивать дальние броски достаточно стабильно. К тому же, у нас было правило: в первые два сезона я не мог бросать издали, если на часах было больше 8 секунд на атаку», — вспоминает лидер Хит.

    Куонзо Мартин — тренер, ориентированный на защиту, который верит в бережное отношение к мячу и замедление темпа. Он не хочет, чтобы вспомогательные игроки имели большую роль в нападении. Ричардсон находился в тени Джордана МакРэя и Джарнелла Стоукса (оба немного поиграли в НБА) в первых трех сезонах. Прошло много времени до момента, когда он стал первой опцией в нападении, даже в колледже. Мартин заставлял своих парней делать по 500 джамперов в день на тренировке, и никому не помогло это больше, чем Ричардсону, который привычно приходил на тренировку первым и уходил последним.

    Его студенческие тренеры верили в его бросок и его способность забивать дальние средние. «Джош всегда хорошо бросал со средней дистанции, даже в первый год. Он уверенно бросал после остановки. Да, плоховато с периметра, были проблемы под кольцом — не хватало физической силы. Как только он стал сильнее и продолжил работать над броском, появилось куда больше уверенности. Я не думаю, что технически его бросок изменился радикально. Стало больше уверенности и силы», — рассуждает Джон Харрис.

    Развитие Ричардсона в некоторой степени парадоксально. Тот факт, что он сделал несколько шагов, за трехочковую линию, стало ключом к его росту. В то же время, он никогда бы не начал попадать эти броски, если не работал над ними ранее в карьере.

    enter image description here

    Ожидания в колледже от него также не были высокими, никто не ставил Джоша на пьедестал. Он заработал большую роль в NCAA и был полезен для команды, хоть и не бросал издали. Он играл 30,7 минуты за игру в третий сезон, практически не бросая трехочковые. В НБА, напротив, тренерам тяжело найти минуты для игроков периметра, которые не умеют бросать, что бы они не делали еще. Этот момент стал ключевым для Уинслоу в Майами: в первых трех сезонах Джастис появлялся преимущественно со скамейки, ведь без броска он был неэффективен вне мяча. Лишь сейчас он стал игроком стартовой пятерки из-за травмы Горана Драгича. Ричардсон, в отличие от Уинслоу, способен играть как с, так и без мяча, что позволяет Хит использовать его в разных ролях.

    «Я превратился в игрока на мяче во второй пятерке. Джастис водит мяч в первой пятерке, я же больше выхожу из-под заслонов и стараюсь смотреть по ситуации. Во второй пятерке я больше запускаю процессы», — отмечает Ричардсон.

    Следующий шаг для Джоша — быть лидером вне площадки. Он пришел в НБА тихим новичком, который помалкивал в раздевалке, полной ветеранов. Сейчас в Хит куда меньше опытных игроков, и Ричардсон задает тон для молодых партнеров, вроде 21-летнего Бама Адебайо и 22-летнего Деррика Джонса.

    «Вы можете увидеть, как растет его уверенность как баскетболиста и как лидера. Как он играет, как подходит к играм. Вне площадки, на тренировках, на собраниях — его голос слышен лучше. Неважно, сколько очков набираешь, как выглядит твое нападение, это уже не поменять. Партнеры должны видеть лидера. Мне нравится Джей-Рич. Один из моих любимых игроков. Я наблюдал за его ростом, я горжусь тем, что он делает на и вне площадки», — говорит легенда Майами Юдонис Хэслем.

    Майами было бы неплохо понять, насколько еще он может прибавить. В предыдущие годы Хит потихоньку растили молодого таланта, который сейчас становится реальной звездой. Ричардсон, как сообщается, был центром потенциальной сделки по обмену Джимми Батлера в Миннесоту, и стороны даже отослали друг другу медицинские данные игроков, но в последний момент сделка развалилась — Том Тибодо захотел больше драфт-пиков. Ричардсон, который на 4 года младше Батлера, через 4 года будет более сильным игроком, чем Джимми. Вопрос лишь в том, будет ли он настолько хорош, как Батлер сейчас?

    enter image description here

    Ричардсон имеет лишь четвертый usage (21,1) в Майами этого сезона, и поднять его будет сложно. Он играет 35% своих владений как игрок на мяче при пик-н-ролле, но имеет средненькие показатели набора очков из этой комбинации. В плей-офф ему будет еще сложнее: команды больше меняются, провоцируя игроков с мячом больше играть один на один. В этих моментах Джош пока не столь эффективен.

    Очевидно, в сравнении с лучшими свингмэнами лиги у него физические ограничения. Майами — организация, которая делает большой упор на развитие атлетизма, и прошлым летом они заставляли Ричардсона менять тело под рост нагрузок. Проблема в том, что он не набирает вес, оставаясь при своих 196+90 по сезону.

    «Я стал относится к тренажерному залу куда серьезнее. На самом деле, я набрал 5 килограмм в зале, но как только мы стали бегать, они ушли», — смеясь говорит Джош.

    По итогу, в его случае все возвращается к трехочковому. Игрок его физического профиля не может слишком прибавить в работе возле кольца, посему больше нападения должно идти с периметра. Ричардсон уже прибавил в бросковых объемах, бросая 6,5 трехочковых за игру. Но сможет ли он удержать уровень, если это число вырастет до 8? Или до 10, как сейчас есть с Полом Джорджем? Пока не ясно, где же здесь граница. Хотя понятно, что ее Джош еще не преодолел.

    Ключом к росту станут типы трехочковых, которые он будет бросать. Ричардсон стал бросать на 1,6 больше pull-up трехочковых в этом сезоне, но, не исключено, что это не лучший путь к развитию — всего 29% реализации таких бросков. Угроза броска важна для того, чтобы раскрыть другие аспекты его игры, а не для того, чтобы заместить собой все остальное. Хит способны построить более эффективное нападение вокруг его броска. Джордж бросает на 1,6 броска за игру больше из-под заслонов, чем Ричардсон, которые имеет всего 5,7% от доли всего нападения в подобных розыгрышах.

    enter image description here

    Красота бросков из-под заслона в том, что они не требуют столько пространства, сколько требуют пик-н-роллы. Для защиты соперника достаточно просто отправить лишнего игрока под заслон и заставить шутера бросать. А вот бросить лишнего игрока на человека из-под заслона — это совсем другое, это дает лишнее пространство игроку с мячом. Подобные комбинации растягивают защиту. И если Ричардсон прибавит в этом аспекте, не только для него это станет плюсом — появится больше места для Уинслоу и Адебайо, способны идти на кольцо и решать эпизоды самостоятельно.

    У Майами не осталось выбора — нужно строить команду вокруг костяка Ричардсон-Уинслоу-Адебайо. Хит не будут иметь большого места под потолком зарплат до лета-2020, они отдали свой полностью незащищенный пик драфта-2021. Их путь — собрать пакет из молодых игроков, чтобы привлечь звезду (как это почти случилось с Ричардсоном сейчас), либо верить, что молодежь вырастет настолько, что сможет привлечь звезд к себе на рынке в 2020 или 2021. Вот их окно, чтобы заставить костяк работать. Ричардсон вошел в первый год нового контракта (42 миллиона на 4 года), который уже выглядит как большая победа клуба. На сезон 2021/22 Джош имеет опцию игрока размером в 11,6 миллиона долларов, отклонив которую он может выйти на рынок в 28 лет.

    Возможно, быть франчайз-игроком — не его судьба в НБА. Джош может не стать доминирующим игроком при пик-н-ролле, что означает идеальную вторую опцию в его исполнении. Самое интересное сравнение Ричардсона, которое довелось слышать от людей из клубных офисов — Андре Игудала, способный на все фланговый игрок, который не раскрылся в роли первой опции в Филадельфии, зато после выстрелил в Голден Стэйт. Ричардсон может стать феноменальным стоппером на периметре, обеспечивающем команде очки со скамейки и розыгрыш мяча. Разница лишь в том, что Джош уже стал качественным шутером с периметра, что никогда не было сильной стороной игры Игудалы.

    Вполне очевидно, что версия Игудалы-2020 не может не бросать. В лиге ходит много разговоров о том, какой же тренд придет на смену на трехочковым. Реальность же такова, что бум трехочковых только начался. Будущее лиги во многом будет зависеть от таких «поздних» игроков как Джош, которые только научились бросать. Бросок дал возможность для обретения звездность игрокам без выдающихся физических качеств. Стеф Карри и Джеймс Харден стали тем, кем стали, благодаря своему секретному бросковому оружию, и теперь выглядят богами с Олимпа. Джош Ричардсон же — простой смертный, который научился обращать бросок в свою пользу. И за ним таких будет целое поколение.

    Наши партнеры