50 лучших игроков поколения. Начало

    50 лучших игроков поколения. Начало

    Я всегда скептически относился как к разнообразным рейтингам, так и к их составлению. Причин для этого было в достатке. Чтобы сделать реально качественную расстановку, необходимо уделить ей огромное внимание, много думать о максимальном количестве ее составляющих, стараться быть в центре событий и при этом иметь значительный отрезок относительно свободного времени, чтобы ухитриться поделиться наблюдениями с окружающими. Если не придерживаться хотя бы одного из этих или из десятка других неписанных правил, то на деле выйдет «фарс» чистой воды, место которому на свалке мусорных отходов. Открыть – распечатать – пролистать – разорвать – выбросить – идеальная последовательность.

    «Гонка» в свое время не только четко доказала правоту подобного, но и прекрасно продемонстрировала всю глубину тех физических и умственных затрат, которых она требует. Поэтому мне никогда бы не пришло в голову составить такую градацию, находясь в здравом уме, однако информационный голод и неприятная погода, при которой совершенно не хочется вылезать на улицу, дарят достаточно много времени на новые размышления.

    Составить этот громадный рейтинг можно было по-разному, основываясь на всяческих эпизодах: статистических показателях, индивидуальных и командных достижениях, количестве внимания к персоне (повышающей ее репутацию в массах) и т.д. Но, я поступил иначе. Все, что есть у этого блога, базируется исключительно на одном фундаменте: моем понимании игры. Все остальное – вторично.

    Поэтому осуществлять градацию я решил не самыми обычными методами. Обожествлять, принимать, критиковать или отталкивать ее – выбор лично каждого, но для меня такое положение вещей кажется справедливым по отношению к баскетболистам.

    Я отошел от базиса, от «достижений». Они коверкают множество впечатлений, обманывают, скрывают все морщины, избавляют от естественных слабостей. Примеров этому множество во всех видах спорта.

    Ману Джинобили и Пол Пирс попадут в Зал Славы НБА. Трэйси МакГрэйди вынужден совершить чудо, чтобы там оказаться, а ведь на площадке это были совершенно разные величины, представители других уровней, планет. Недавно сообщество давало возможность похохотать, выставляя Газоля-старшего выше Новицки на эмоциях от победы «Лейкерс». Я был одним из немногих, кто пытался усмирить толпу. Прошел год, и все это уже не больше, чем просто забавный факт из недалекого прошлого. Стал ли немец за эти двенадцать месяцев значительно сильнее, как баскетболист? Нет, он играл на этом уровне еще в прошлом розыгрыше плей-офф, но тогда на него просто не повернули прожектор.

    Поэтому конечный результат коллектива – это фактор, но не стоит на него полагаться как на основу, ведь каждый год двадцать девять из тридцати команд не достигают главного, а значит с полсотни баскетболистов высокого уровня, оказываются в статусе проигравших или просто неудачников, что при этом зачастую никак не зависит от качества демонстрируемого ими баскетбола.

    Дирк в прошлом году вылетел в первом раунде, показывая себя во всей красе. Ховард сделал то же самое в в рамках рубки на выбывание следующего разлива, но это ни в коем случае не должно кричать о том, что их «перформансам» место в гараже Стэфона Марбэри, рядом со стеллажом, где он хранит баночки с питательным вазелином. Поэтому рейтинг и называется «50 лучших», а не «50 великих». И лишь один показатель здесь доминирует над остальными: качество. Поэтому я выдернул кабель, соединявший меня с внешним миром через Интернет, и просто принялся обрабатывать всю имевшуюся в голове информацию.

    Отобрать столько игроков было и просто и сложно одновременно. В ходе расстановки баскетболистов удалось заметить один неопровержимый факт: существует три десятка тех, кто заметно сильнее остальных и находится попросту на другом уровне, отличительном от конкурентов. Чуть меньше половины оставшихся исполнителей, скорее требуют «фото-финиша» в некоторых эпизодах, нежели застолбленного за собой любимым места, ведь процедуру отбора прошли отнюдь не все, вне зависимости от имен и пристрастий. Прости, Стиви Френсис, но так было нужно. Необходимо было также отойти от понятия «десятилетие», ведь эта «постджордановская» эпоха по сути своей – отрезок от локаута до локаута, который, наверное, и стоит брать в расчет.

    50 лучших баскетболистов НБА в период с 1998-го по 2011-й годы

    50-49. Грант Хилл и Джерри Стекхауз

    ГХ: Участник «Матча всех Звезд» – 7, Зал Славы – ?

    ДС: Участник «Матча всех Звезд» – 2, Зал Славы – нет

    Есть стритболисты, есть баскетболисты, есть звезды, а есть Грант Хилл – удивительный игрок, про которого можно писать книжки. Никогда ни до него, ни после НБА не видела исполнителя, думавшего как Ларри Берд, а прыгавшего едва ли не как Майкл Джордан, при этом обладавшего королевскими манерами и замечательным образованием.

    ЛеБрон Джеймс в своем рекламном ролике намедни сказал следующее: «І’m not a role model» (я не пример для подражания), доказав, что он полная противоположность того, по кому его равняли. Суперзвезда «Детройта» наоборот являлась им. Десятки и сотни журналистов, специалистов, болельщиков и обозревателей отмечали, каким уникальным оказался выпускник «Дьюка» вне площадки. Он не обременен статусом, он всегда вежлив, его высказывания не просто корректны, но и умны, взвешены, аргументированы, он никогда не позволит себе лишнего и всегда позаботиться о партнере, вне зависимости от того, ветеран он или сопливый новичок. Таким должен был стать новый мессия от НБА – фантастическим на площадке и ходячим плакатом со стенки вне ее пределов. Но...

    Жизнь несправедлива. Каждый получает не то, что заслужил, а скорее то, что упадет ему на голову. Хилл не хотел подводить болельщиков «Пистонс» и вышел на паркет с незалеченной травмой лодыжки, которая в итоге стоила ему карьеры. Если бы он не послушал зова своего сердца, то сейчас был бы в топ-3 этого рейтинга, а не замыкал бы золотой полтинник исключительно из уважения автора к тому, что он видел в исполнении фантастического исполнителя в майке с номером 33

    Многие не знают, что собой представлял Хилл как явление на площадке. Он вел игру, не так, как это делал один товарищ в «Кливленде», а как заправский разыгрывающий. Ему не нужно было разгоняться, чтобы сделать результативную передачу, ведь он не просто видел площадку, он буквально созерцал любое движение партнера или мяча в тройном измерении, зная, где остановится одноклубник, куда упадет предмет раздора, где его товарищу лучше всего принять пас от своего лидера и как правильно и своевременно воплотить все это в жизнь. На решение таких задач у него уходили доли секунды. Эффективность? Статус «трипл-дабл» машины и жалкие две с копейками потери за матч для того, кто руководит нападением, сам бросает, лезет под кольцо и борется против защиты 90-х говорят сами за себя. Достоинством Гранта было то, что, в отличие от ЛеБрона, он делал все изящно и плавно. Он не был танком. Он был всего лишь чертовски талантливым форвардом и самым умным баскетболистом в НБА. Однако, провалявшись на больничной койке большую часть десятилетия, выдающийся форвард навсегда отодвинул от себя ярлык «нового Джордана» и остался в лиге только для того, чтобы просто иметь банальную возможность играть и учить чему-то молодежь, стараясь дать команде все, что он может. Статус «стоппера» в последнем регулярном чемпионате лишь еще одна небольшая галочка в очередную графу, кричащую о его разносторонности.

    Грант умел делать очень многое, в том числе и развивать своих партнеров, которые не стеснялись пользоваться его уникальными умениями. Он слепил из Аллана Хьюстона звезду, уехавшую в Нью-Йорк за длинным долларом, затем проведя аналогичную процедуру с тем, кто рассматривался его заменой. «Стэк» четко прочувствовал на себе, что такое игрок, руководящий своей командой, владея мячом, и тот, кто, таская его, пытается что-то придумать на инстинктах. Разница между Джерри времен «Филадельфии», пытавшегося выпросить лишний бросок у Айверсона, и тем Стэкхаузом, которого оставил «Детройту» в наследие Хилл после своего отъезда попросту несоизмерима. Это две совершенно не похожие друг на друга величины. Свингмен предстал перед миром атлетичным, резвым игроком, способным опустить мяч на паркет, бросить с любой дистанции, агрессивно пойти в проход и закончить эпизод, забив с контактом. Он достиг уровня, до которого не допрыгнул сам Хилл в силу своей ориентации на лучший выход из ситуации и поиск оптимального решения, забивая тридцать очков в среднем за поединок, однако колено Джерри было несогласно с его успехами и приказало долго жить.

    «Стэк» перестроился на статус «шестого игрока», пытающегося принести пользу команде в сжатые сроки. Он больше не мог прыгать и бежать так, как раньше, став еще одним узником «мфс», ведь после хирургического вмешательства у него не осталось никаких физических превосходств над большинством соперников, поэтому инстинктивно он еще напоминал себя, но это были лишь эпизоды. Вернувшиеся из лечебниц форварды были уже совсем другими баскетболистами, сохранив о себе лишь моменты на задворках памяти тех, кому удалось насладиться их действиями в здоровом состоянии.

    Поэтому, к превеликому сожалению миллионов, настоящий Грант Хилл остался во второй половине девяностых, а то, что мы увидели позже было всего-лишь надписью на майке с извечным номером и вставками из прекрасного, но далекого прошлого.

    48. Брэд Миллер

    Участник «Матча всех Звезд» – 2, Зал Славы – нет

    Что такое «антицентровой»? Белый мягкий парень, который толком не может прыгать, плохо играет в защите, не всегда хорош на подборе и избегает физического контакта. Именно это видели в Миллере в день драфта, то же самое он показал и в НБА. «Разожравшаяся» в эпоху великих «больших» лига проигнорировала того, кто должен был просто затеряться в противостояниях с Оладжувонами, Шакилами, Юингами и Робинсонами, но генеральные менеджеры и скауты не учли одного: грядущей за всем этим раздольем засухи. Они были правы в том, что игрок с типажем Брэда был бы смят в 90-е практически каждым стоящим противником, но уже в следующем десятилетии, такой пятый номер выглядел едва ли не манной, ну уж точно подарком судьбы.

    Он идеально влился в меняющийся баскетбол: бросал с периметра, растягивая защиту, кормил проникающих защитников передачей, демонстрировал разнообразные сочетания повязок и грубых олдскульных фолов, покоряя публику своими корявыми проходами под корзину и удивительными жестами, достойными лучших баскетболистов лиги. При этом каждый, кто смотрел за его выступлениями задавал всего один вопрос: как он может забивать свыше пятидесяти процентов мячей с игры?

    Классический европейский центровой задержался в сильнейшей лиге мира за счет банального баскетбольного интеллекта, который помогал ему ориентироваться на площадке значительно лучше, чем его визави. Он заметно выделялся на фоне Кваме Браунов, Эдди Карри и прочих чудес, подтверждая, что попадание в нужное время и в нужное место может сулить солидные барыши. Например, статус «Олл-стара», любимчика Рика Адельмана и того, кто заработал 85 миллионов долларов не будучи даже задрафтованным. Вот что с людьми делает умение круче всех пасовать в лицевую или классно двигать мяч в «принстоне».

    47. Рашард Льюис

    Участник «Матча всех Звезд» – 2, Зал Славы – нет

    Мы привыкли смотреть на этого комбофорварда сквозь призму его контракта, и это, наверное, правильно. Глупо отрицать, что на момент подписания своего эпического соглашения он не имел достаточного потенциала для того, чтобы его оправдать и отработать, но нужно вспомнить и те качества, которыми обладал баскетболист, выбранный даже не в первом раунде. Рашард оказался настоящей находкой: в меру атлетичный высокий форвард, забивающий массу трехочковых, создающий «мисс-матчи» и пользущийся своим статусом твинера: он был чересчур большим для легких форвардов и свингменов и слишком быстрым для опекавших его четвертых номеров, вдобавок постоянно уводя их из под корзины. Он показал как играет Кевин Дюрэнт, не обладая талантом Кевина Дюрэнта. Сочетание антропометрии и отличной механики рядом с отвлекавшим внимание защиты Рэем Алленом подарило Льюису все перспективы для того, чтобы быть достаточно продуктивным, позволив ему отказаться от двух последних лет по действовавшему на тот момент трудовому договору и подмахнуть контракт всей своей жизни.

    Несмотря на весь гул и скепсис, самый высокооплачиваемый игрок «Мэджик» заметно помог «Орландо» в развитии Ховарда и приложил массу усилий для того, чтобы флоридцы увидели второй финал в клубной истории. На этом он практически исчерпал себя как высококлассный баскетболист, зато поставил ценник на путевку в главную серию сезона: 118 миллионов на 6 лет. Кто следующий?

    46. Андрей Кириленко

    Участник «Матча всех Звезд» – 1, Зал Славы – нет

    Еще один член ненавистного общества обладателей отвратительных контрактов. Динамика карьеры европейского феномена четко демонстрирует этапы работы игрока на свое имя и последовавших за ними отрезков, когда оно уже радостно пахало на своего обладателя. Кириленко был удивительным игроком, по-настоящему уникальным и разносторонним форвардом, тем, кого сложно было загнать в определенные рамки, только вот публика помнит двух разных Андреев: раннего, прозванного АК-47, и того, кто уже просто наелся баскетболом и перестал его любить.

    Для этого не нужно вспоминать о травмах, разногласиях с тренером, определенной неготовности к игре в продуктивной для одних и чертовски неудобной для других системе. Здесь важен задор, который мы видим в глазах, и, когда он пропадает, тогда тухнет и сам спортсмен, ведь ему больше не к чему стремится. С лучшим игроком постсоветской России это произошло неожиданно рано, а в последний раз он показывал свой баскетбол тогда, на эпохальном чемпионате Европы.

    Достигнув этой вершины, он окончательно потерял любую мотивацию. Когда игра как вид переходит из статуса любимого занятия в исключительно способ заработать миллионы, это моментально отражается на действиях исполнителя, тем более такого, как Кириленко: человека, не обладавшего достаточно развитым для НБА арсеналом в атаке и показавшим себя во всей красе, будучи преисполненным элементарного желания. Дотянуться до вот той неряшливой передачи, достать этот сложный подбор, попытаться удачно заблокировать соперника в проходе, сделать передачу, которую не способен прочитать защитник в том конкретном эпизоде. Тогда Андрей творил, тогда он был лучшим страхующим форвардом во всей лиге и одним из самых разнообразных баскетболистов в мире. Он делал лишь некоторые вещи лучше всех, но ему удавалось давать все остальное на одном, достаточно высоком уровне, в комплексе. Пусть с миру по нитке, но по золотой.

    Только вот когда это стремление ушло на нет, отношение публики тут же изменилось, будь то тренера, оппоненты или простые болельщики. Последние буквально боготворили его на родине, стараясь следить за каждым матчем тогда, когда он хотел чего-то достичь, и стали практически игнорировать его несколько лет спустя, после выходки с национальной сборной и осознания того, что ему в сильнейшей лиге мира уже просто ничего не нужно. Первые и вторые увидели, что с возрастом он стал значительно менее подвижным, и при этом у него не было достаточного желания схватить и удушить соперника, чтобы компенсировать это, как делали другие. В результате он стал валиться в собственном святилище – в защите, где перешел из статуса высококачественного неудобного длиннорукого атлетичного опекуна в того, кто предпочитал работать вне «точки кипения», предпочитая не лезть в гущу. Так и рухнуло все, что он создавал.

    Многие могут заметить, что травмы сыграли свою роль, и с этим нельзя спорить, но есть два типа людей: те, кого они давят психологически, и те, кого они закаляют, подстегивают. Дуэйн Уэйд относился ко вторым, он пропустил много из-за различных повреждений, его начали списывать со счетов, но он разозлился, провел плодотворное лето и стал самым результативным игроком золотой олимпийской сборной, увенчав это своим лучшим сезоном в жизни уже там, в Штатах. Позже он признался, что стремился вернуть себе статус. Кириленко не «вспышка», он явно не задавался такими целями. Поэтому мадридский «Реал» и прошел мимо. Ему не нужен игрок на такую зарплату, который с момента триумфа на Евробаскете не показал практически ничего. Они бы не отказались от того форварда, игра которого заставила меня внести его в этот список. Никто бы не отвернулся. Но многие скажут «пас» сейчас, когда понимают, что там вряд ли стоит ждать отдачи, тем более с таким количеством записей в медицинской карте пациента.

    45. Рэджон Рондо

    Участник «Матча всех Звезд» – 2, Зал Славы – рано

    Самой удивительной критической стрелой в адрес малыша из «Бостона» стало обвинение в том, что все, что делает Рондо на площадке – это находит одноклубников там, куда заранее прибежали его звездные партнеры. Когда разыгрывающего пытаются сравнять с землей, используя такие аргументы, это может значить лишь одно: он реально очень крут. Главная задача любого ориентированного на передачу первого номера состоит в том, чтобы найти партнера в его любимой точке, там, где он уже подсознательно ждет мяч и откуда любит вести эффективный огонь.

    Рэджон достиг воистину уникальных результатов как игрок, который худо-бедно попадает средний и реализует едва ли не половину своих штрафных бросков. Он не просто приучил опытных звездных более талантливых партнеров к тому, что может грамотно их кормить, но и сделал их буквально зависимыми от себя, ведь «Селтикс» с ним и без него – совершенно разные команды. Ему удалось стать лучшим игроком в том коллективе, в котором люди видели его в статусе парня, подметающего полы, но сегодня, он их реальная надежда на приятное настоящее и светлое будущее. Неплохо для представителя подвала слабого драфта, «который просто оказался в нужное время в нужном месте».

    44. Жидрунас Илгаускас

    Участник «Матча всех Звезд» – 2, Зал Славы – нет

    Зи ехал в НБА в статусе игрока калибра Яо Мина, но в итоге стал «всего-то» его версией для бедных. Обладая такой же гигантской антропометрией, мягкими кистями, умением бросать со всех положений и атаковать в «лоу-посте», он был вынужден сдаться под натиском своего тела. Будучи совсем молодым парнем, в возрасте, когда его сверстники смело бегают по сорок минут за матч, Жидрунас был вынужден смириться с ограничением нагрузок как игровых, так и подготовительных, тренировочных. Уникальная и тяжелейшая операция на лодыжке требовала от него таких жертв, и ему ничего не оставалось, кроме как прогнуться под них, дабы продолжить играть. Какой бы ни была официальная причина его не приезда в расположение национальной сборной, настоящая была всего лишь одна: великан был вынужден беречь себя, и лишние недели занятий в общей группе или матчей на любых стадиях шли исключительно во вред организму, державшемуся на честном слове хирургов. Операция значительно ударила по его подвижности, избавив литовского гиганта от любых шансов на то, чтобы стать доминирующим центровым, но Илгаускас сделал все от себя зависящее, чтобы стать лучшим пятым номером «второй волны» в этой лиге.

    Еще два года назад того, кто посмел оспорить возможность поднятия его майки над сводами арены «Кливленда», можно было смело сжигать на костре как еретика, но после его перехода в стан «Майами» и комментариев в поддержку ЛеБрона и его решения, Гилберт и компания серьезно над этим задумаются.

    Всегда своеобразный «Биг Зи» имел на это определенные основания, и они крылись отнюдь не только в желании выиграть перстень: его обменяли из команды, где он провел всю жизнь (пусть и с правом выкупа) вопреки его желанию, а затем усадили глубоко на скамейку во время самого важного похода за все время существования клуба из Огайо, сделав ставку на тех, кто не дал «Кавс» ничего в современной истории. Мало кто не затаит обиду после такого. Как бы там ни было на самом деле, но Жидрунас стал определяющим фактором для столь стремительного развития карьеры Джеймса: он один из немногих в том курятнике, кто реально ухитрился оказать ему поддержку, не заслоняя золотого мальчика от фотовспышек своей огромной фигурой.

    43. Ламар Одом

    Участник «Матчей всех Звезд» – 0, Зал Славы – нет

    Википедия говорит простым людям о том, что Род-Айленд стал первым округом в Северной Америке, отменившим рабство, и последним штатом США, согласившимся с конституцией. НБА же рассказывает своим поклонникам историю о том, как парень, оформивший перевод в местный университет из самого Лас-Вегаса, забил трехочковый, подаривший его коллективу победу в «Атлантик-10», говоря «спасибо» команде, показавшей миру в лучшем виде одного из самых неповторимых баскетболистов в истории Лиги. Одом с его уникальной пластикой и манерой игры – один из тех, кто рождается в единственном экземпляре. Как Мэджик. Конечно, статус, характер, талант и голова там на разных планетах, даже, наверное, в иных галактиках, но вот сочетание качеств совершенно нехарактерно для исполнителя его комплекции.

    У Ламара долгое время был один конкурент среди комбофорвардов, с которым он старался бороться в каждом компоненте: Шон Мэрион. «Матрица» значительно превосходил конкурента по игре в защите, в умении забить «флоатер», возможно, даже в чистом атлетизме, зато «сладкоежка» таки выиграл у него звание лучшего подбирающего среди твинеров (Джеральд Уоллес слишком поздно влез в их разборки), задолго до этого застолбив статус баскетболиста с удивительным ведением и умением принять правильное решение. Форвард «Лейкерс» показал, как игрок, визуально застревающий между позициями, может использовать этот изъян себе на пользу, если для него будут созданы самые лучшие условия. «Треугольник» был первым, ограничивший его «трехглавый монстр» – вторым.

    Именно в этом ранге Одом раскрылся лучше всего, ведь как раз он и избавил его от давления, с которым муженек одной из сестриц Кардашьян не лучшим образом справляется, ведь этот парень один из тех, кому роль База Олдрина подходит значительно лучше, нежели статус звезды первой величины, человека с обложки. Дополняя переднюю линию калифорнийцев со скамьи, будучи при этом готовым в любой момент передвинуться в стартовый состав, он четко показывал, что намного важнее не тот, кто начинает игру, а тот, кто ее заканчивает, поэтому Эндрю Байнэм практически не имеет опыта концовок.

    Выпускник Род-Айленда мог значительно усложнить жизнь сопернику за счет разностороннего развития, и то, что великий тренер делал ставку на данную составляющую, лишь подтверждает сказанное выше. И когда по такому компоненту ты превосходишь достаточно одаренного и огромного семифутера, тогда ты смело подтверждаешь гипотезу: сильные твинеры существуют. Доказано Ламаром... ну, и кондитерскую рядом с клубной ареной также не стоит обделять вниманием.

    42. Ричард Хэмилтон

    Участник «Матча всех Звезд» – 3, Зал Славы – нет

    «Маска» никогда не был самым атлетичным парнем на площадке, не защищался на уровне той или иной символической пятерки, не бросал точнее всех в сильнейшей лиге мира и не уничтожал соперников на дриблинге, как Аллен Айверсон. Но он лучше всех в лиге двигался без мяча, работал в той сфере, которую многие звезды банально игнорируют, требуя снаряд с завидным постоянством, обожая просить «айзо».

    «Мне нужно было четыре дня полного отдыха, чтобы сказать тренеру, что, возможно, мне хватит сил, дабы просто гоняться за ним весь матч», – говорил Мэтт Харпринг, и в его словах весь Хэмилтон, игрок, который при достаточно ограниченном наборе умений ухитрялся обладать статусом одного из лучших атакующих защитников второго плана. Вот эта самая работа «извне», попытки найти свободное место (причем как в заранее озвученной комбинации, так и альтернативно от нее) помогли ему достичь вершин.

    Удивительно, но лучше всего Ричард проявил себя в команде, где было еще три баскетболиста, способных забить и два из них были неоднократными участниками «Матча всех Звезд». Именно в темпе «Детройта» его манера оказалась наиболее полезной. В вязкой и тяжеловатой игре с акцентом на защиту, оппонент просто тратил слишком много сил на командные оборонительные взаимодействия и преодоление редутов мичиганцев. Ни один игрок не обладал достаточными ресурсами для того, чтобы наматывать кружева по вражеской половине, не зная, впустую это или нет, ведь не всегда было ясно, является ли это частью розыгрыша или банальной инициативой самого Рипа. Он проделывал то же самое и в «Коннектикуте», и в «Вашингтоне», но лишь в «Пистонс» он встретил того партнера, который был достаточно рассудительным, чтобы развернуть само крыло развития атаки и отдать мяч свободному второму номеру, несмотря на то, что собирался при этом грузить другого игрока. Чонси Биллапс был просто посланником с небес.

    Вот это умение «Маски» оторваться от любого опекуна за счет банального перевеса в подготовке и выносливости сделало его удивительным баскетболистом, ведь самое неблагодарное дело в игре – это гоняться за кем-то сквозь заслоны, ударяться об «больших», об их локти, тратить множество сил лишь на то, чтобы [возможно] заставить разыгрывающего изменить вектор и не дать своему парню сантиметра пространства. Такое не любит никто и громадным превосходством считалось наличие того, кто в любой момент накажет лентяя.

    41. Гэри Пэйтон

    Участник «Матча всех Звезд» – 9, Зал Славы – Да

    Мы помним «перчатку» как лучшего персонального опекуна в истории на своей позиции, как игрока, который обладал достаточным количеством умений, чтобы остановить Майкла Джордана, и имел выдержку, чтобы не раскиснуть после того, как оппонент (вне зависимости от статуса) мог забить, ухитрившись преодолеть все усилия Пэйтона. После «локаута» он был уже не тот именно в этом компоненте, хватка потихоньку слабла из-за того, что ноги в двадцать два и в тридцать два не могут быть одинаково молодыми, зато сердцу и голове это не помешает.

    Гэри всегда был тем, кто пытался помочь молодым игрокам. Эксцентричный баскетболист при всем своем желании быть в центре событий зачастую просто отводил взоры масс от других, он пытался оградить партнеров, взвалив критику и взоры судей на себя. И стоит признать, что его яйца были достаточно стальными, чтобы выдержать это.

    Его карьера в отмеченный выше период была значительно ближе к закату, чем к рассвету, но «перчатка» удивил массы тем, что начал раз за разом сбрасывать с утеса все стереотипы о себе (будто он эго-маньяк или отвратительный партнер по команде). Люди не верили тому, что на старости лет ветеран начал меняться, но он заткнул их за пояс тогда, в 2006-м, когда засунул свой язык в жопу и просто стал вкалывать на пользу «Хит» еще на тренировках, словно подписал десятидневное соглашение, а не пришел как важнейший элемент, поддерживающий структуру построения игры изнутри. Отойдя от понятий «звезда», «внимание масс-медиа», «давление» на сотни километров, оставив с собой лишь опыт, основательность (то, что принято называть «психологией победителя») и лидерские качества, которые просто нужно было адаптировать под нарисовавшиеся пред его глазами обстоятельствами, он принялся в последний раз дергать судьбу за яйца.

    Пэйтон был одним из немногих, кто, будучи откровенным «ринг-чейзером» (тем, кто позволял себе гоняться за перстнями, невзирая на масти, имена команд и историю их взаимоотношений, треугольник «Лейкерс»-«Бостон»-«Майами»), ухитрился заработать еще больше уважения к себе у всех вокруг, потому, что поставил желание достигнуть цели выше особенностей своего характера и личных предпочтений.

    Кому-то это импонирует, кто-то считает, что нельзя изменять себе. Но те, кто видел Гэри на его пике и на закате, поймут, каким серьезным был шаг «перчатки» и не хватит и тысячи строк, чтобы описать его сложность. Можно просто сказать, что за такое принято чтить, и я не собираюсь поступать иначе, даже несмотря на то, сколько неприятных эмоций подарили мне схватки его «Сиэтла» с «Хьюстоном» Хакима Оладжувона. Он выше этого. Я, надеюсь, тоже... 

    Наши партнеры