Если не забиваешь ты - забивают тебя

    Если не забиваешь ты - забивают тебя

    Автор: Артем Панченко

     

    Кевин МакХейл работал на свой статус одного из главнейших идиотов в мировом баскетболе годами. Он принялся завоевывать симпатии миллионов, когда стал шаг за шагом настоятельно разрушать карьеру Гарнетту своими неадекватными решениями. Каждый раз он видел в них какой-то таинственный, я бы даже сказал - сакральный смысл, но на самом деле он лишь расписывался в собственном непрофессионализме, а платил за это Кей-Джи, причем, своими достижениями и местом в истории.

    Он верил в то, что в финансово прозрачной лиге, где каждый документ отслеживается и фиксируется, можно действительно развести центральный офис и заплатить игроку, Джо Смиту, миллионы в конверте, пытаясь кинуть и его агента и при этом надеяться на то, что никто этого не заметит. Он совершал невероятные по своей отвратительности ошибки на драфте, разводил руками и не признавал того, что выбор сегодняшнего запасного "Клипперс" вместо элитного атакующего защитника - это неверный ход, просто что-то не срослось. Только вот МакХейл не совсем понимал, в какую лигу он попал. Это НБА, здесь всегда что-то не срастается. Слишком высока планка индивидуального таланта, градус в схватке характеров и важность мельчайших деталей. Конфликт с Кайлом Лаури не вырывается из рамок, это всего-лишь еще один эпизод в биографии того, кого нужно изгнать психиатрическую лечебницу при первом же появлении возле офиса любого клуба в сильнейшей лиге мира.

    Да, он был великим игроком, но Кевин стал четким подтверждением того, что умения на паркете не переносятся в кабинеты без должного отношения, тем более, когда мировоззрение застряло где-то в середине восьмидесятых и не показывает ни малейших подвижек в ту или иную стороны. Наим этого персонажа - клеймо на репутации любого руководителя и организации, и не нужно быть специалистом уникального уровня, чтобы понимать причины.

    МакХейл с треском провалился как руководитель, он опозорил себя, запятнал свои достижения, став легитимным кандидатом на звание худшего генерального менеджера десятилетия и превратив "Миннесоту" в серьезного конкурента для "Клипперс" в борьбе за звание самой отвратительной организации в американском спорте за полтора десятка лет. Теперь настал черед опорочить себя уже в роли тренера.

    Как наставник он не способен ни на что. Это абсолютно объективная точка зрения. Руководство "Хьюстона" прекрасно понимало, что там нет умения строить процесс, нет понимания таких понятий, как пик формы и его достижение, распределение нагрузок и т.д., поэтому оно приставило к нему целую массу ассистентов всех мастей, полностью отвечающих за все этапы подготовки к конкретному поединку или серии матчей. Нельзя сказать, что это диковинная практика, помощники в НБА зачастую делают всю грязную работу, но не в таких масштабах как здесь.

    Офис "Рокетс" полагал, что МакХейлу по силам за счет игроцкого опыта ощущать определенные моменты в матчах, где необходимо внести перелом и коррективы, улучшить оборонительные действия команды и стать фундаментом для прогресса молодых игроков передней линии. И если по первым пунктам вопросы были у всех, то в третьем мало кто сомневался: ты - один из величайших исполнителей в истории в аспекте игры спиной к кольцу, разумеется, тебе есть чему научить сырых и зеленых. Сам горе-специалист приукрасил это фразой "если мы не попадем в плей-офф - это только моя вина" и принялся лажать шаг за шагом, делать то, к чему уже заранее приучил всех и каждого.

    Он потерял команду, еще даже за нее не взявшись. Он стал изгоем, потому что пришел на смену человеку, за которого коллектив стоял горой, а иначе и быть не могло. Рик Адельман, в той или иной степени, изжил всех, кто не подходил под его видение игры, тех, кто его не любил и не чтил должным образом, но вместо критики, получал только хвалебные отзывы: этот взгляд на баскетбол помогал ему достигать ста-ста двадцати процентов из ресурса, заложенного в тот или иной вариант состава. Результат всегда заставляет забыть о многом, тем более, когда вы достигаете намного большего, чем должны, год за годом, сезон за сезоном. Человек не имел ни одного чемпионата, в котором его лидеры были бы здоровы и стал наставником, достигшим при этом самого высокого процента побед в клубной истории, у организации, где были Хаким Оладжувон, два чемпионских перстня, Моузес Мэлоун (трехкратный MVP  в эпоху Мэджика и Ларри Бёрда), "Башни-Близнецы" и "Большое Трио" с Чарльзом Баркли, Клайдом Дрекслером и упомянутой выше "Мечтой", пускай и на последнем издыхании

    Принимать коллектив после столь специфического, но все равно сильного наставника - уже большой груз, в особенности тогда, когда все баскетболисты поддерживают ушедшего специалиста, в открытую умоляя руководителей сохранить его на посту. Но, генеральный менеджер "ракет" Дэрил Моури возомнил себя баскетбольным гуру, в той или иной степени, и посчитал, что статус человека, никогда и нигде не игравшего и ничего не видящего дальше теорий и книги "Манибол" - достаточно, чтобы менять ассистентов для одного из самых успешных наставников в истории и рассказывать ему, как жить и работать. Когда-то, предшественник Адельмана Джефф Ван Ганди публично выпорол еще совсем молодого руководителя, сказав, что никогда не будет подчиняться "цифровому мальчику, который ничего не понимает в баскетболе, но при этом считает, что ему известно все". Тогда взгляды в сторону специалиста изрядно косились, очередной влет в первом раунде говорил за себя, сегодня же, через пять лет, эти слова кажутся фактически пророческими.

    Политика Моури, при которой ни один игрок не является неприкасаемым, если его при этом не зовут Яо Мин, привела к тому, что ни один баскетболист солидного уровня не хочет ехать в "Хьюстон", а его сегодняшние представители не желают выкладываться на двести процентов в первой половине сезона, до дедлайна обменов, потому что прекрасно понимают, что их за это смело вознаградят трейдом непонятно куда без того, чтобы спросить их мнение о желании переехать куда-либо. Буквально перед стартом сезона он же собственноручно утроил эти сомнения в головах исполнителей, тех, кого он однажды, проговорившись, назвал термином "assets" - экономическими активами, не спортсменами с человеческими потребностями и интересами, а лишь элементами в своих управленческих статистических моделях.

    Тогда Дэвид Стерн развалил обмен Луиса Сколы, Кевина Мартина и Горана Драгича на Пау Газоля, как часть сделки по Крису Полу, который, как стало известно всем, должен был стать лишь первым этапом полноценной перестройки команды. Моури выбросил двух лучших игроков, а затем, через несколько часов, принял их обратно. Это стало бомбой замедленного действия, наложившись на игнорирование мнения баскетболистов при подписании контракта с тренером.

    МакХейл, который не понимает тонкостей управления, сделал все остальное. Он полностью провалил то немногое, что взвалили на его плечи. Он получил то, чем не обладал Адельман в последние два года карьеры в "Хьюстоне" - высокого оборонительного центрового, а затем даже двух, но при этом не смог сделать "ракет" хоть худо-бедно защищающейся командой. Невзирая на обещания, он не сумел достичь прогресса, заменив тяжелого форварда с ростом сто девяносто плюс что-то там на позиции пятого номера, парой нормальных железобетонных семифутеров, которых ему преподнесли на блюдечке. В специфике игры команд НБА - это уже клиника.

    Он превратил одну из самых эффектных и качественных атакующих моделей в тошнотворное сочетание плохих идей под давлением и циклов из нормального и неадекватного реагирования на происходящее на паркете по ходу каждой конкретной игры. Он потерял мысль в рисунке команды, которая привыкла побеждать именно за счет нее. "Хьюстон" Адельмана был в пятерке самых результативных команд НБА - зачастую признак эгоизма отдельной группы игроков без привязки к результату - но, при этом, первой в лиге по ассистам, набирая половину своих очков после скидок от партнеров и это в комплексе с умением забивать 80% штрафных, часто выходя на линию. То есть, грубо говоря, "Рокетс" не клали и трети своих мячей, прибегая к игре один на один, что еще больше уменьшает потенциальную выборку, если вспомнить, что Рик гнал нападение во второй половине через Луиса Сколу и его умение обыграть соперника спиной к кольцу. Разумеется, все его мячи после таких комбинаций, не могли ложиться в корзину на пару с результативной передачей от одноклубника в статическом протоколе. Он делал все сам, его об этом просил тренер.

    Кевин развалил эту систему, не доработал ее, а просто уничтожил. Ни один из баскетболистов команды, кроме новичка Чендлера Парсонса, бросаемого вражескими оборонительными порядками, не задействовался в полной мере, не имел стабильной роли и по сути не знал, что от него требуется. Каждый из них видел человека у кромки, который был способен лишь на то, чтобы хлопать в ладоши и кричать "Эй, судья, дай мужикам играть". Он не чувствовал и не контролировал темп, не принимал правильных решений, не собирался брать нити игры в свои собственные руки. Когда его подопечных давили ростом, он выпускал маленький состав, чтобы ее давили еще больше, надеясь на то, что его кунг-фу круче, чем кунг-фу соперника и так далее. Это не были классические ошибки тренера-новичка, это всего-лишь логическое продолжение его идиотских идей времен "Миннесоты". Вдобавок, ни один из многочисленных молодых и не очень больших не прибавил, все они наоборот лишь сдали, хотя это казалось невозможным в принципе.
     
    Вы имеете право говорить, что у исполнителей из сильнейшей лиги мира нет образования, что они мало о чем осведомлены в области экономики, поэтому до восьмидесяти процентов экс-баскетболистов НБА становятся банкротами, но они понимают саму структуру игры, это все, что они знают о жизни, единственное место, где они реально преуспели, поэтому они чувствуют нутром каждую такую слабость, а уж тем более, комплекс. Если раньше с тобой работал физрук-алкоголик, ты можешь простить это, но когда твоим экс-наставником был специалист, достигший уровня Зала Славы еще лет десять назад - это ощутимо втройне. И сообщения о том, что масса игроков жаловалась на невысокий профессиональный уровень своего рулевого агентам, журналистам и руководству не должны были выглядеть сенсационно. Это всего-лишь следующая ступенька разложения коллектива, которую они видят перед собственными глазами. Кайл Лаури - тот, кто решил высказаться, взять удар на себя. Не думаю, что есть много тех, кто встанет на защиту наставника. Он уже позволил себе выругать тренера публично на скамье по ходу матча и получил, в том или ином виде, поддержку фактически каждого из партнеров. Это ненормально, это деструктивное положение вещей и признак банального несварения между подопечными и рулевым.

    Сегодняшний "Хьюстон" из-за ошибок в отношении "руководитель-подопечный" превратился в коллектив-изгой без будущего. Дэрил Моури будет пытаться совершить свой очередной безумный обмен, чтобы спасти ситуацию и выйти на новый уровень, но он потерял эту команду тогда, когда по собственной инициативе разругался с Адельманом, специалистом, которого были готовы с руками оторвать, как только он сказал, что продолжит работу после "Рокетс". Рикки Рубио и Кевин Лав благодарны техасцам как никто другой.

    У них есть два пути: пытаться провернуть сумасшедшую сделку, трейд эпических масштабов и дать время для того, чтобы все зажило или просто взрывать состав, применять то, что продемонстрировал "Портленд" в середине марта: гнать тренера и баскетболистов, не вписывающихся в будущее и пытаться начать все с чистого листа в короткие сроки. Я, разумеется, поклонник второго пути. Генеральный менеджер клуба, заваривший эту кашу и собственноручно уничтоживший все свои достижения за последние полтора года, будет стараться воплотить в жизнь модель первую.

    Только вот он уже пять лет пытается совершить этот обмен и все ни в какую. Стоит ли мне вам говорить, как много изменилось за это время? Упущенные возможности, зачастую, являются самым объективным показателем качества работы, как бы странно это не звучало. Если не забиваешь ты - забивают тебя. Это и имел в виду Кайл Лаури, лучший игрок "Хьюстона", когда ставил свой ультиматум.Он видел, что МакХейл выехал на балансе Адельмана, но чем меньше его партнеров, чувстовавших систему Рика, останется, тем хуже будет положение вещей, потому что на ее место приходит коктейль из кризиса и анархии.

    Его тренеру нечего предложить этой лиге, у него, может быть, есть идеи, но он совершенно не понимает, как их воплощать в жизнь, поэтому команда играет отдельно  от него, находясь в неуправляемом состоянии. Если у нее прет - она обыгрывает кого угодно, если что-то не идет - горит всем подряд, причем синим пламенем, а тот, кто должен хоть что-то предпринять - просто разводит руками. Это не приговор, это лишь признак того, что дальше будет только хуже. Все меньше и меньше останется от железного Аделя, все хуже и хуже будет результат. Вы вынуждены это признать, когда меняете Величие на Позорище, потому что баскетбол - как жизнь, здесь без мысли, как без кислорода.

    Наши партнеры