Fab Five: Рожденные, чтобы удивить весь мир. Вторая часть

    Fab Five: Рожденные, чтобы удивить весь мир. Вторая часть

    Оригинал: Алан Пол, журнал SLAM

    Перевод и адаптация: Олег Садовников

    Первая часть материала была опубликована вчера

     

    «Это была совершенно другая команда», - вспоминает Айерс: «Они были сильнее физически, играли умнее и увереннее»


    Мичиган изменился достаточно, чтобы выиграть этот поединок в захватывающем овертайме со счетом 75-71 и выйти в Финал четырех, где их уже снова ждал коллектив из Цинциннати во главе с Ником Ван Экселем. Fab Five предстояла еще одна игра с Огайо. И хотя они выглядели невозмутимыми, на представление перед игрой подопечные Фишера вышли без привычного огня в глазах, они не били себя в грудь и ничего не кричали. Но если новички просто немного нервничали, то их противники, действующие на тот момент чемпионы, выглядели слегка напуганными. Герой всех времен и народов Лэйттнер всю первую половину игры ходил по площадке как больной лунатизмом, что позволило сопернику уйти на большой перерыв с минимальным перевесом в счете.


    Но, счастье было совсем недолгим. После шести минут второй половины у игроков Мичигана что-то сломалось, и они как будто разучились забивать и обороняться. Слив с разницей 20 очков по итогам матча не выглядел случайным. Уэббер уходил с площадки, накинув на голову свою форму, чтобы не было видно его слез. В раздевалке он с одноклубниками поклялся, что они больше никогда не будут чувствовать такого унизительного разочарования. Теперь они рассчитывали на следующий сезон.


    Второй чемпионат значительно отличался от первого. «Команда перестала удивлять, ведь люди привыкли к их самоуверенности и щегольству», - говорит Смит: «Пришло время определиться любишь ты их, или ненавидишь».


    На самом деле, много молодых болельщиков обожествляли их. Хотя пресса нещадно критиковала ребят Fab Five, вместе и в одиночку, но короткие шорты, черные носки и логотипы команды с буквой «М» стали вездесущи и появились на площадках и в спортзалах всея Америки. Они также повлияли на университетский баскетбол. Некоторые тренеры позволили своим игрокам выбирать себе форму, и внешний вид Си-Уэбба и его банды теперь не казался столь уж радикальным. К тому времени, как они встретились в финальной игре 1993 года с Северной Каролиной, шорты Тар Хиллс были даже длиннее, чем у мичиганцев. Но это не очень утешило этих 19-летних парней, ведь на них повесили все негативное, что можно было только придумать в спорте, и в тинейджерской жизни.


    «Это хороший пример того, как кого-то сначала превозносят, а потом тыкают лицом в грязь», - вспоминает Кинг: «Теперь я все понимаю, но тогда нам в голову не могло уложиться, как мы превратились с любимчиков прессы в главных хулиганов страны. Мы же не сделали ничего такого, что бы дало для этого повод».


    В действительности, во время второго сезона обойма под рукой Фишера иногда реально выходила из-под контроля. Например, после разгрома соперников несколько игроков притворились, что они испражняются на площадке. Или когда в начале сезона Мичиган взял реванш у Огайо, то Уэббер заявил: «Жаль, что нельзя вернуть Лэйттнера назад из НБА. Мы бы ему тоже надрали задницу».


    Но, это не отменяет того факта, что парни из Fab Five отыграли блистательный сезон (25 побед и 4 поражения) и вышли в плей-офф с первого места в Западной конференции. Тогда-то и начались серьёзные нападки на коллектив в прессе. Перед началом турнира на выбывание легендарный Билл Уолтон обозвал их «самой переоцененной командой, которая играет хуже, чем могла бы, а ее игроки собрали в себе все плохие черты многих баскетболистов». Это была самая злая и наиболее растиражированная, но далеко не единственная психологическая атака на пятерку.


    «Мы всего лишь играли в баскетбол и развлекались.  Нам говорили: «Просто играйте, будьте спокойными и не слишком радуйтесь победам», - вспоминает Кинг: «Но мы же и не ломали комедию. Мы просто веселились и делали то, что нам нравится. Мы не добивали лежачего, как это делал Кристиан Лэйттнер. Что бы не случилось такие команды, как Индиана, Северная Каролина или Огайо, всегда получали только хорошие отзывы в прессе, потому что их тренеры воспринимались как сильные люди, которые держат все у себя под контролем. На нас же нападали со всех сторон, ведь мы перевернули университетский баскетбол и воспринимались как бесшабашные парни».


    Во втором раунде плей-офф переоценённые неудачники совершили самый крупный камбэк в истории своей колледж-программы. Проигрывая 19 очков Лос-Анджелесу, они победили в овертайме со счетом 86-84, а сам Кинг забросил последний мяч одновременно с финальной сиреной. После победы над командой университета Джорджа Вашингтона, единственным, кто стоял на пути ко второму Финалу четырех, была обойма из Филадельфии, с Эдди Джонсом и Аароном МакКи в составе. Парни Чейни сделали все, чтобы одолеть Уэббера и Ховарда.


    Главный тренер представителей Пенсильвании даже огреб технический фол за то, что проклинал в слух Фишера, и рефери матча, вдобавок  отсылая их по отцу, по матушке и по всем ближайшим родственникам. Ассистентам пришлось его усмирять. В конце концов, Чейни отказался пожать руку наставнику Fab Five после игры, а на пресс-конференции постарался смешать соперника с содержимым унитаза.


    «Эта критика была очень надоедливой на протяжении всего года», - вспоминает Кинг: «В конце-концов, мы просто перестали обращать на нее свое внимание. На самом деле мы даже никогда не говорили о том, насколько второй сезон был менее веселым, чем первый, пока Крис не признался в этом на пресс-конференции перед Финалом четырех».


    В полуфинале Мичиган по ходу встречи проигрывал с разницей 7 очков мощной  команде университета Кентакки с Джамалом Машбёрном во главе. Благодаря жесткому прессингу Рика Питино эти парни не просто громили предыдущих соперников, а рвали их на тряпки и скармливали животным в зоопарке. +31 - это не температура воздуха, это средний отрыв от соперника в итоговом протоколе для "Уайлдкетс" в том розыгрыше. Fab Five сумели довести дело до овертайма, четвертого для подопечных Фишера за восемь матчей, и выиграла со счетом 81-78. Это был не только их лучший баскетбол за последние месяцы, но и самый запоминающийся поединок турнира тех лет.


    Несмотря на всю критику, давление и предрассудки, ребята снова вышли в финал, где им пришлось противостоять команде из Северной Каролины. В первой половине игры Си-Уэбб и компания играли вяло и не совсем собранно, в результате уйдя на большой перерыв с -6 в пассиве. Однако, после взбучки от Фишера в раздевалке, Крис потащил Мичиган на своих плечах, набрав в итоге 23 очка, сделав 11 подборов и 3 блок-шота.


    Коллектив врагов государства явно испытывал трудности, ведь Роуз и Кинг много раз промахивались в безобидных положениях. Видимо в этой матче именно Уэбберу суждено было стать героем. За 20 секунд до окончания игры он выхватил мяч после неудачного штрафного в исполнении одного из игроков "Тар Хиллс". В тот момент многое зависело от его решения.

    Поступок Криса вошел в историю, как одна из величайших ошибок всех времен.


    На тот момент игроки УСК вели в счете, опережая Мичиган на два очка. Роуз был прикрыт и Си-Уэбб перебежал с мячом на другую сторону площадки и запаниковал, совершив пробежку, проигнорированную арбитрами. Хотя Пелинка и был открыт на трехочковой дуге и отчаянно махал руками своему партнеру, а Кинг занял хорошую позицию под кольцом, лидер и сильнейший игрок в истории университета решил взять минутный перерыв. Но он ошибся – все таймауты Мичигана в этой игре уже были использованы. Судья дал технический фол, Северная Каролина забила оба мяча с линии и победила со счетом 77:71.

    Все без исключения представители команды Фишера скажут, что никогда не допускали возможность проигрыша даже на самую малость. Но тогда им больше ничего не оставалось, как мужественно перенести это несчастье. Во второй год подряд. После этого, Уэббер огласил о своем решении бросить университет и перейти в НБА. Это был конец Fab Five. Они закончили свой двухгодичный забег с 56 победами и 14 поражениями, включая два проигрыша в самых важных играх.

    Может быть Уолтон и в самом деле прав, и они были лишь горсткой переоцененных неудачников? Если вы зададите этот вопрос Витале, будьте готовы получить от него взбучку.

    «Это полная чушь. Нельзя критиковать эту пятерку и называть их лузерами и слабаками только потому, что они не выиграли титул», - кричит Дик: «Университетский баскетбол – это вам не НБА. Там все решается в одной игре, и очень многое зависит от удачи. Много великих команд не выигрывали званий. К сожалению, наш мир устроен так, что если ты не победил, ты ничего не достиг. Это бессмысленно».

    Наверное, именно  Fab Five и продемонстрировала истинность этих слов.

    Наши партнеры