Мэтт Уолш: пороховая бочка в арсенале "Азовмаша"

    Мэтт Уолш: пороховая бочка в арсенале "Азовмаша"


    Авторы: Максим Ананьевский, Максим Шепель

    Сегодня мы представляем вашему вниманию интервью со свингменом «Азовмаша» Мэттом Уолшем, взятое за три дня до старта полуфиналов Суперлиги. Своей фееричной игрой против «Будивельника» Уолш показал, что на данный момент является одним из самых значимых персонажей в эндшпиле сезона-2012. И надо отметить, что говорит об этом не только его игра, но и вся его противоречивая натура. Уолш может украсить собой ростер любого европейского клуба-середняка, или даже иных грандов. Тем не менее, не каждый рискнет привлечь в свои ряды исполнителя, который с одной стороны способен решать исходы больших матчей, с другой – в зависимости от настроения хоронить шансы своих команд на победу. Человек, играющий в баскетбол ради наслаждения, а не ради денег, может стать и самым сильным, и самым слабым звеном коллектива. Почему? Читаем дальше, обращая особое внимание на наши «исторические отступления».

    - Как вы оцениваете серию против «Говерлы»? Ожидали ли вы такое сопротивление со стороны «Говерлы», которая испытывала проблемы с составом?
    - Да, мы знали, что это неуступчивая команда с хорошими игроками. Им было нечего терять. Но мы рассчитывали на победу и все же прошли в следующий раунд.

    - Мэтт, до последнего момента был шанс, что вашим соперником в полуфинале станет «Одесса», а не «Будивельник». А вы сами предпочли бы какого оппонента?
    - Это не имеет значения. Мы не можем повлиять на то, какой соперник нам достанется. Другое дело, что было бы хорошо начать полуфинальную серию дома, но теперь уже ничего не изменишь.
    В любом случае, недавняя победа над «Будивельником» в регулярном чемпионате вселяет в нас уверенность. Но сейчас совсем другая стадия сезона — игры на вылет. Мы должны сыграть с хорошей отдачей и не думать слишком много о той победе.

    - Зимой вы подписали контракт с «Басконией». Почему не остались в Испании и выбрали в итоге «Азовмаш»?
    - Контракт с «Басконией» действовал только один месяц. Клуб хотел его продлить, но я предпочел доиграть сезон в другом месте. «Азовмаш» сделал мне хорошее предложение, к тому же это клуб с большой историей, который претендует на чемпионское звание.

    - В 2006 году вы уехали в Европу. Здесь вы дебютировали за «Лариссу». Расскажите о своих впечатлениях,долго ли приспосабливались к европейскому стилю?
    - К тому времени я еще ни разу не был за пределами США. Если стиль жизни в Греции отличался от привычного мне, то с адаптацией к европейскому баскетболу проблем не возникло.
    Мне нравилось играть в Греции, перед местными фанатами. Да, они иногда ведут себя как сумасшедшие, но все равно они мне нравятся. Играть при такой атмосфере на трибунах — это отличные ощущения.


    - В том сезоне вы вышли в плей-офф чемпионата Греции. Это было историческое достижение…
    - У нас была очень хорошая команда под руководством Гиоргоса Барцокаса. Думаю, что нам было под силу пройти еще дальше, а не вылетать в первом же раунде от «Ариса». Да, для клуба и это было большим достижением, но я ожидал, что мы добьемся большего.

    - Что и кто вам больше всего помог адаптироваться в новых условиях? Как поддерживали связь с родственниками?
    - С тех пор, как я уехал в Европу, я поддерживаю связь со своими близкими с помощью скайпа. Решиться на переезд в Европу было очень непросто, но теперь это мой второй дом, мне здесь действительно нравится.

    - В 2009 году вы дебютировали в Евролиге в составе «Олимпии» (Любляна). Каковы были Ваши впечатления?
    - Евролига — отличный турнир. Мы получили огромный опыт на наивысшем уровне, играя против сильных европейских команд.
    В целом-то мы показали не очень хороший результат, но в некоторых встречах мне удалось продемонстрировать неплохую игру. Это матч против «Марусси», которым руководил все тот же Барцокас, у которого я играл еще в «Ларисе». В той игре я набрал 32 очков. Также я неплохо сыграл против «Басконии» - тоже порядка 30 баллов. Но команда в том сезоне сыграла не лучшим образом.

    - В 2010 вы играли в Греции в составе «Ариса». Рады были вернуться в эту страну?
    - Да, я люблю Грецию. К тому же, это был шанс поработать с Дэвидом Блаттом. В том сезоне мы были близки к большим победам, но проиграли в полуфинале греческой лиги «Олимпиакосу». В любом случае, играя в «Арисе», я приобрел огромный опыт.

    - В том сезоне в «Арисе» играл Энди Беттс, который затем играл за «Будивельник». Что скажете о нем? Были ли вы друзьями?
    - Да, мы очень хорошие друзья. Кроме того, мне было очень комфортно играть с ним в одной команде. Когда я получил предложение переехать в «Азовмаш», я успел  пообщаться с Беттсом в день, когда мы играли друг против друга в Кубке Короля, и Энди рассказал мне о преимуществах и недостатках игры в Украине.
    Вообще я слышал много хороших отзывов об «Азовмаше», но также достаточно не самых лучших о городе. В любом случае, я рад тому, что здесь играю. Я приятно удивлен вашей страной.


    - Чем именно вы удивлены?
    - Буквально всем. Мне здесь нравится все, и единственное, чего не хватает для полного счастья — это кинотеатр, в котором крутили бы американские фильмы.

    Историческое отступление. По слухам, украинский период карьеры Уолша мог начаться еще раньше – когда в начале этого сезона колоритный защитник находился на карандаше у киевского «Будивельника». Что помешало «строителям», которых впоследствии Мэтт буквально «казнил» во втором матче полуфинальной серии, подписать столь интересного персонажа? Поговаривают, что причиной всему - консультация с Юре Здовцом, работавшим с Уолшем в люблянской «Олимпии». Повидавший виды наставник сообщил, что Мэтт слишком своенравен для украинских реалий – если игроку что-то не понравится, или он почувствует себя некомфортно, его энтузиазм сдуется как воздушный шарик, налетевший на кактус. То же касается и задержек зарплат, часто практикуемых в Суперлиге – Уолш не из тех игроков, кто будет до последнего ждать выплаты. Этот парень из хорошо обеспеченной семьи может просто покинуть команду, заботясь не о деньгах, а об уважении к себе. Собственно, говорят, что на этом интерес «строителей» к Уолшу исчерпался. А вот «Азовмаш» решил рискнуть…


    - Расскажите как вы начали заниматься баскетболом? Почему вы выбрали баскетбол, а не другой вид спорта, развитый в Филадельфии, к примеру, бейсбол или хоккей?
    - Сколько себя помню, я играл в баскетбол. Кроме того, я поигрывал также в бейсбол и американский футбол. Мне нравились все эти виды спорта, но я стал заниматься баскетболом более серьезно, так как именно в эту игру у меня получалось играть особенно хорошо.

    - Мы читали, что одним из ваших кумиров в студенческом баскетболе был Пепе Санчес. Как этот игрок повлиял на ваше развитие как баскетболиста?
    - Мне очень нравился Пепе (известный аргентинский защитник, чемпион ОИ-2004 – «ПБ»). Он играл страстно. Мы с отцом видели его игру вживую. В игре ему никогда не был присущ эгоизм. Пепе Санчес — один из моих любимых игроков. Я хотел бы достичь его уровня игры и даже превзойти, но на паркете он был невероятен.

    - Расскажите о своей карьере в NCAA…
    - Это было невероятное врмя. Я играл за Университет Флориды, и надо сказать, что за всю жизнь не встречал человека, понимающего баскетбол лучше, чем тренер нашей команды Билли Донован. Кроме того, я был в одной команде вместе с очень хорошими игроками – Кори Брюером, Джоакимом Ноа, Элом Хорфордом. В общем, состав был что надо.

    - Помните одну из игр Мартовского безумия, когда вы уступили колледжу Манхеттена? За Манхеттен тогда играл нынешний баскетболист «Будивельника» – Луис Флорес…
    - Да, я помню тот матч. Луис Флорес был одним из лучших бомбардиров NCAA. Я участвовал в той игре, несмотря на травму. Мы провели хороший матч, но все равно проиграли.

    - Вы ушли из университета и выставили свою кандидатуру на драфт-2005. Возможно, следовало подождать еще год?
    - Не думаю. Я попал в «Майами», команду, которая в том году выиграла НБА. Я об этом не жалею, я принял правильное решение. Если бы я сейчас мог вернуться в то время, я бы поступил точно так же.

    - Почему все-таки Вас не выбрали на драфте?
    - Я не знаю.

    Историческое отступление. На самом деле, этот вопрос для Уолша действительно из разряда болезненных. Журналистка ESPN Дана О’Нил вспоминает, как летом 2005 Мэтт организовал у себя дома вечеринку для друзей и родственников, по случаю своего участия в драфте НБА, и, как тогда казалось, неизбежного попадання в клуб Ассоциации с пика на грани первого-второго раунда. Реальность оказалась более жестокой – в тот вечер на церемонии драфта имя Уолша так и не прозвучало, вечеринка приобрела характер поминок, а сам Мэтт исчез из дома, предпочтя компании близких людей несколько часов одиночества. Для видевшей это все Даны О’Нил имя Уолша с тех пор стало нарицательным, символизирующим игрока, построившего для себя слишком большие воздушные замки, но не понимающего, насколько тяжелым может быть путь профессионального баскетболиста.

    - В итоге, вы все-таки подписали контракт с «Майами», но надолго там не задержались. Почему?
    - Так сложились обстоятельства. В команде было только два разыгрывающих, Гэри Пэйтон и Джейсон Уильямс. Второй получил травму, поэтому клубу пришлось подписать игрока на его позицию.

    - Как поменялся ваш личный стиль игр, когда вы переехали в Европу? Вы стали менее атлетичным, но стали больше бросать?
    - Различий в европейском и американском стиле немало, но для меня главная разница состоит в том, что здесь мне легче прорваться к кольцу, чем в НБА, где в каждой команде есть игроки ростом в 7 футов.

    - Вообще, вы можете сыграть на позиции от первого до третьего номеров. Какая же позиция все-таки ваша любимая?
    - На самом деле, это не имеет значения. Мне просто нравится, когда мяч у меня в руках. Я могу одинаково легко противостоять как массивным, так и маленьким быстрым игрокам.

    - Помните матч во Франции за «АСВЕЛ», в котором раздали два десятка результативных передач?
    - Да, конечно, я помню тот матч. Это была одна из лучших игр в моей карьере. Наша команда хорошо сыграла в защите, поэтому мне было легко созидать.


    Историческое отступление. На самом деле, один из лучших матчей в карьере Уолша стал следствием… его «демарша» против прессы! Французские журналисты в то время активно обвиняли Мэтта в индивидуализме и нежелании делиться мячом с партнерами, и вот во встрече против «Виши», Уолш показательно принялся раздавать направо и налево, часто не бросая даже из выгодных позиций. В итоге Мэтт набрал всего 12 очков, но сделал 6 подборов и 20 (!) ассистов, показав всем свою разносторонность, как игрока. Вашему вниманию – лучшие моменты того матча.



     
    - Где вам понравилось больше всего в Европе? В Греции?
    - Наверное, я должен ответить, что это Греция. Везде я играл в хороших командах с хорошими болельщиками, но в Греции ко всему прочему мне очень нравилось с бытовой точки зрения. К тому же именно на выступления в этой стране пришелся пик моей карьеры.

    - У вас оригинальный имидж: кудрявые волосы, головные уборы, повязки... Почему вы предпочитаете такой стиль?
    - Имея такие непослушные волосы, как у меня, вы будете вынуждены что-то надевать на голову.

    - У вас много тату. Можете ли вы рассказать что-нибудь о них?
    - Это изречения, которые много значат лично для меня. Я никогда бы не допустил, чтобы на моем теле было нанесено то, что ничего не имеет для меня какого-то смысла. Ну а что именно значат эти татуировки – оставлю при себе.

    - Вы увлекаетесь теннисом. Кто ваш любимый теннисист? Возможно, Джон МакИнрой, у которого была прическа, похожая на вашу?
    - Да, теннис я люблю. А моим любимым игроком всегда был Андре Агасси. Из нынешних теннисистов я симпатизирую Роджеру Федереру. Я играл в эту игру в университете, где были популярны два вида спорта: теннис и баскетбол.

    - Пожалуй, одним из самых популярных вопросов вам был вопрос о вашей бывшей девушке, модели Плейбоя. Было ли Вам тяжело встречаться с ней, учитывая ее род занятий?
    - Нет, меня это совершенно не смущало.

    - Есть ли у Вас девушка сейчас?
    - Да, мы помолвлены, и у нас есть сын — ему шесть месяцев. Его зовут MJ, Майкл Джеймс

    - Еще один популярный вопрос: кое-кто считает, что ваш отец — Джон Уолш из шоу Most Wanted. Что скажете по этому поводу?
    - Нет, это не так. Я сам часто шутил на эту тему, но между нами нет родственной связи.

     

    Редакция "ПБ" благодарит за помощь в организации интревью пресс-атташе "Азовмаша" Антона Дударя.


    ДОСЬЕ
    Мэтью Винсент Уолш
    Родился: 2 декабря 1982
    Рост: 197 см
    Позиция: атакующий защитник, легкий форвард

    Выступал за клубы:
    2002-2005 Университет Флориды
    2005 «Майами Хит»
    2006-2007 «Ларисса» (Греция)
    2007 «Манреса» (Испания)
    2008-2009 «Шарлеруа» (Бельгия)
    2009-2010 «Олимпия» (Словения), «Арис» (Греция)
    2010-2011 АСВЕЛ (Франция)
    2011-2012 «Мурсия» (Испания), «Баскония», «Азовмаш»

    Наши партнеры