Чемпионат Европы (м)
Чемпионат Европы (ж)
Товарищеские матчи
Косово
Словения
81
91
10.09.2016
:
Босния
Россия
67
78
10.09.2016
:
Украина
Косово
100
61
14.09.2016
:
Македония
Великобритания
62
89
14.09.2016
:
Германия
Австрия
78
58
14.09.2016
:
Польша
Беларусь
57
76
14.09.2016
:
Словения
Болгария
85
63
14.09.2016
:
Украина
Словения
69
80
17.09.2016
:
Венгрия
Македония
63
61
17.09.2016
:
Исландия
Бельгия
74
68
17.09.2016
:
Косово
Болгария
62 67
17.09.2016
:
Черногория
Грузия
84 90
17.09.2016
:
Германия
Украина
-
-
31.08.2017
:
Литва
Грузия
-
-
31.08.2017
:
Франция
Финляндия
-
-
31.08.2017
:
Италия
Израиль
-
-
31.08.2017
:
Сербия
Латвия
-
-
01.09.2017
:
Испания
Черногория
-
-
01.09.2017
:
Грузия
Германия
-
-
02.09.2017
:
Греция
Франция
-
-
02.09.2017
:
Россия
Сербия
-
-
02.09.2017
:
Украина
Италия
-
-
02.09.2017
:
Израиль
Литва
-
-
02.09.2017
:
Грузия
Украина
-
-
03.09.2017
:
Словения
Греция
-
-
03.09.2017
:
Литва
Италия
-
-
03.09.2017
:
Германия
Израиль
-
-
03.09.2017
:
Черногория
Хорватия
-
-
04.09.2017
:
Сербия
Турция
-
-
04.09.2017
:
Чехия
Черногория
-
-
05.09.2017
:
Украина
Литва
-
-
05.09.2017
:
Польша
Франция
-
-
05.09.2017
:
Хорватия
Испания
-
-
05.09.2017
:
Италия
Германия
-
-
05.09.2017
:
Греция
Финляндия
-
-
05.09.2017
:
Израиль
Грузия
-
-
05.09.2017
:
Германия
Литва
-
-
06.09.2017
:
Словения
Франция
-
-
06.09.2017
:
Грузия
Италия
-
-
06.09.2017
:
Израиль
Украина
-
-
06.09.2017
:
Чехия
Хорватия
-
-
07.09.2017
:
Бельгия
Сербия
-
-
07.09.2017
:
Латвия
Турция
-
-
07.09.2017
:
Венгрия
Украина
72 84
19.06.2017
:
Беларусь
Турция
74 88
19.06.2017
:
Чехия
Испания
67 63
19.06.2017
:
Сербия
Латвия
70 75
20.06.2017
:
Украина
Словакия
68 82
20.06.2017
:
Бельгия
Италия
79 66
22.06.2017
:
Турция
Греция
55 84
22.06.2017
:
Испания
Латвия
67 47
22.06.2017
:
Франция
Словакия
67 40
22.06.2017
:
Испания
Бельгия
68 52
24.06.2017
:
Франция
Греция
77 55
24.06.2017
:
Испания
Франция
71 55
25.06.2017
:
Великобритания
Украина
86 64
07.08.2017
:
Франция
Хорватия
87 92
08.08.2017
:
Украина
Румыния
91 57
08.08.2017
:
Испания
Бельгия
71 89
09.08.2017
:
Хорватия
Литва
82 80
09.08.2017
:
Франция
Литва
98 77
10.08.2017
:
Грузия
Чехия
87 76
11.08.2017
:
Германия
Россия
60 89
12.08.2017
:
Хорватия
Словения
85 81
12.08.2017
:
Словения
Украина
78 67
13.08.2017
:
Хорватия
Украина
79 74
14.08.2017
:
Литва
Франция
96 71
15.08.2017
:
17:48, 10 августа 2017

НБА ничего не сделает для спасения Востока, и это нужно принять

Резкий контраст между уровнем Западной и Восточной конференций НБА может вызывать беспокойство у экспертов и болельщиков, но саму лигу он устраивает – по крайней мере, сейчас.

Текст сайта The Ringer, перевод Андрея Белика для «Планеты Баскетбол»

НБА может сколько угодно быть более прогрессивной лигой, нежели МЛБ или НФЛ, но она всё равно не спешит меняться. Разрыв между уровнями двух конференций ассоциации остаётся серьёзной проблемой вот уже почти 20 лет, и в межсезонье-2017 ситуация лишь усугубилась. Тем не менее, даже если Леброн Джеймс отправится на тихоокеанское побережье США следующим летом, формат плей-офф останется тем же, что и всегда. Болельщики очень, очень долго жалуются на «слив» сезонов и правило one-and-done, но лига не сделала ровным счётом ничего, чтобы удовлетворить их требования.

Можно до упаду спорить о том, как сильно решение основных насущных проблем нынешней НБА улучшит качество баскетбола в целом, но чаще всего аргументы, как «за», так и «против», выходят за рамки непосредственно продукта, получаемого зрителями. Ассоциация – это прежде всего бизнес, и всё, что она делает, осуществляется с целью увеличения доходов 30 групп владельцев, которым принадлежат клубы. Адам Сильвер по умолчанию не станет поддерживать любое предложение, которое может поставить под угрозу финансовое благополучие собственников – а даже если и рискнёт, ничего этим не добьётся. Комиссионер лиги обладает ровно той властью, которой его наделил совет директоров, а сумма денег, лежащих на столе, чересчур велика, чтобы он имел возможность вершить судьбы по своему усмотрению.

Сильвер не является всемогущим – но таковым не был его предшественник Дэвид Стерн, с которым Адама принято сравнивать. Комиссионер не способен по мановению руки принять любое решение, которое, по его мнению, отвечает интересам профессионального баскетбола как спорта, и уж тем более ему не под силу снизить влияние состоятельных бизнесменов, каждый из которых инвестировал в НБА миллиарды долларов. Сага имени Дональда Стерлинга, приключившаяся в первые месяцы правления Сильвера, сформировала впечатление, будто в его лице лига получила руководителя, не опасающегося открытой конфронтации с владельцами клубов. Но на самом деле избавление НБА от престарелого собственника «Лос-Анджелес Клипперс» не было тем случаем, когда социальная справедливость становится важнее деловых интересов.

Всё просто совпало. «Клипперс» базируются на одном из крупнейших рынков США и должны быть ключевой франшизой лиги, а не посмешищем, в которое они превратились в эпоху Стерлинга. Калифорнийцы обязаны были увеличивать совокупный доход НБА, который впоследствии делится между всеми собственниками. Плохой владелец потенциально прибыльного клуба стоит своим партнёрам по совету директоров ассоциации немалых денег. Обвинения в расизме, выдвинутые в адрес Дональда после опубликованных в СМИ записей его телефонных разговоров послужили лишь поводом для конкретных действий – пожизненного отстранения от баскетбола, штрафа в размере $2,5 млн и принуждения к продаже «Клипперс», – в осуществлении которых в НБА задумывались задолго до весны 2014-го. И Сильвер оказался разве что инструментом, при помощи которого всё свершилось.

Если бы Адам действительно мог выносить ключевые решения самостоятельно, формат плей-офф НБА претерпел бы существенные изменения ещё несколько лет назад. Неравенство двух конференций стало одним из первых злободневных вопросов, к которым он привлёк внимание прессы после назначения на должность комиссионера – дескать, с тех пор, как команды летают чартерами, а не регулярными рейсами, разделение на Запад и Восток больше не имеет под собой весомых оснований. В 2015-м он открыто заявлял под запись, что пребывает в поисках необходимого баланса. Сильвер по-прежнему поднимает эту тему и в 2017-м, но теперь уже не считает её одной из приоритетных, приводя в качестве аргументов против каких-либо изменений те самые географические сложности, наличие которых он ранее отрицал.

Более того, сейчас комиссионер придерживается той точки зрения, что выход 16 сильнейших команд по итогам регулярного чемпионата в плей-офф независимо от места их базирования не совсем справедлив, поскольку НБА не может создать сбалансированное расписание по образу и подобию футбольного. Это мнение имеет право на существование, но разбивается об утверждение, что существующий ныне календарь регулярного чемпионата ещё более нечестен, поскольку коллективы с Запада ежегодно играют с гораздо большим количеством сильных соперников, нежели представители Востока – и, тем не менее, почти всегда имеют лучшее соотношение побед и поражений по итогам сезона. То есть, Сильвер, как и любой квалифицированный корпоративный юрист, получает свою совсем не маленькую зарплату за то, что озвучивает якобы разумные объяснения, почему его клиенты не хотят делать вещи, не соответствующие их финансовым интересам.

Беда состоит в том, что для утверждения любого решения на уровне правления НБА требуется не менее двух третей голосов представителей совета директоров – и формат плей-офф не является исключением. На Западе достаточно владельцев, которые хотели бы пересмотреть существующее положение вещей, но ни один собственник с Востока не поддержит предложение, обещающее поставить под удар его доходы. Слишком уж большие деньги стоят на кону. За последние два года Тед Леонсис, которому принадлежит «Вашингтон», потратил более $400 млн на продление контрактов с Джоном Уоллом, Брэдли Билом и Отто Портером – но до сих пор не дождался от «Уизардс» первого при его режиме выхода в финал конференции. Если бы в «Торонто» знали, что критерии определения участников кубковых противостояний будут пересмотрены, Масаи Уджири почти наверняка взорвал бы всё то, что строил в последние годы, а не выписывал Кайлу Лаури и Сержу Ибаке договора, которые потянут в общей сложности на $160 млн.

Каждый, абсолютно каждый коллектив с Востока извлекает весомые преимущества из относительной слабости своей конференции. Достаточно сказать, что с 2000 года восемь из 15 клубов минимум однажды доходили до финальной серии плей-офф.

Преимущества затяжного кубкового похода заключаются отнюдь не только в увеличении прибыли от продажи билетов и атрибутики. Он улучшает восприятие образа клуба среди болельщиков, расширяет армию фанатов и является необходимым основанием для получения сотен миллионов долларов от городских властей для постройки новых арен. Средства, вырученные непосредственно от проведения нескольких дополнительных поединков плей-офф особой роли в оценке ситуации не играют: кто-то заработает чуть больше, кто-то – чуть меньше, но общая сумма доходов останется неизменной. Другое дело, что серия положительных результатов кардинальным образом меняет стоимость организаций на рынке. Скажем, в 2005 году Дэн Гилберт приобрёл «Кливленд» за $375 млн, а к февралю 2017-го коллектив из Огайо, по оценкам журнала Forbes, тянул уже на $1,2 млрд. И эта сумма наверняка увеличилась ещё после того, как «Кавальерс» выиграли свою конференцию и пробились в финал НБА – четвёртый для команды за последние 11 лет.

Собственники клубов достаточно эгоистичны, и готовы одобрить какую-либо грандиозную реформу только в том случае, если она принесёт им ещё больше денег в глобальном смысле, чем они зарабатывают сейчас. И одна только мысль о том, чтобы по собственной воле отобрать у себя те победы, которые увеличивают цену их активов, наверняка сводит их с ума.

Сторонники изменения формата плей-офф утверждают, что оно приведёт к получению клубами Востока большего количества высоких пиков первого раунда – то есть, поможет их перестройке и сделает более конкурентными в долгосрочной перспективе. Впрочем, это не так, ведь только семь из последних 24 выборов в первой тройке драфта были сделаны представителями Запада. Конечно, отказ от конференций повлиял бы на очерёдность выбора на каждой следующей ярмарке талантов – скажем, не было бы такого, как в 2015 году, когда выигравший 45 поединков регулярного чемпионата «Оклахома-Сити» драфтовал 14-м, а «Бостон» с 40 победами – 16-м. Но отыгрыш нескольких позиций в середине первого раунда нельзя считать достаточным условием для более лёгкого выхода в плей-офф – не говоря уже о преодолении барьера первого-второго раундов.

Экономическая система НБА в целом не поощряет успешные франшизы, чьё руководство всё делает правильно – она, скорее, удерживает на плаву тех, кто совершает серьёзные ошибки. В качестве примера можно привести хотя бы упомянутый выше драфт. Чем хуже выступает команда, тем больше у неё шансов заполучить одного из наиболее талантливых молодых баскетболистов планеты, а существование института ограниченно свободных агентов практически гарантирует, что этот самый «проспект» проведёт в клубе первые девять сезонов своей профессиональной карьеры. С тех пор, как влияние звёзд на судьбы организаций затмило все остальные факторы, генеральные менеджеры фактически получили добро на «слив» сезонов по своему усмотрению – ведь у многих из них банально нет необходимых инструментов для привлечения под свои знамёна статусных свободных агентов в расцвете сил.  И так было всегда. Существовало лишь своего рода джентльменское соглашение, не позволявшее проделывать данный трюк слишком уж нагло и в открытую расписывать все его прелести – нарушить его позволил себе только Сэм Хинки.

Поэтому когда Сильвер от имени НБА критикует «слив», он подразумевает не сам процесс проигрыша максимально возможного количества матчей ради высокого драфт-пика, а публичное расхваливание данного инструмента, позволяющего выжить в суровом и конкурентном мире профессионального баскетбола.

Если бы совет директоров лиги хотел бы что-либо изменить, большого труда ему это не составило бы. Скажем, в 2014-м, когда возмущение работой Хинки и инициированным им «Процессом» достигло своего апогея, владельцы клубов проголосовали против предложения, делавшего «слив» куда менее привлекательным. Вместо 25-процентного шанса победить в лотерее команда с худшим балансом побед и поражений в регулярном чемпионате получала бы лишь12-процентную вероятность успеха – как и три других коллектива со дна турнирной таблицы. Когда эта инициатива выносилась на обсуждение, в среде баскетбольных экспертов бытовало мнение, что она с лёгкостью будет утверждена. Но владельцы клубов так называемого малого рынка пошли на попятную, поскольку в решающий момент испугались непредвиденных последствий. В дальнейшем предполагалось, что данный вопрос вновь будет вынесен на рассмотрение совета директоров после того, как у функционеров появится больше времени на его детальное изучение – но и эта точка зрения оказалась ошибочной.

Тему реформы драфта больше никогда не затрагивали.

Одним из препятствий для пересмотра принципов лотереи является невозможность чёткого разграничения команд, умышленно «сливающих» сезоны, и тех, кто сам по себе недостаточно хорош для борьбы хотя бы за попадание в зону плей-офф. Ведь даже «Сиксерс», которым победы не нужны в принципе, лишь однажды за последние четыре сезона завершили «регулярку» в статусе абсолютно худшего коллектива НБА. «Миннесота», например, не пробивалась в постсезон с 2004 года, и может всплыть на поверхность благодаря первому пику ярмарки талантов 2015-го, где организации удалось заполучить будущего фрэнчайз-игрока Карла-Энтони Таунса. «Сакраменто» не вступал в борьбу за Кубок Ларри О’Брайена вот уже 11 лет, но калифорнийцам во многом не везло именно в лотерее – «Кингз» всегда выбирали сравнительно высоко, но недостаточно, чтобы из года в год усиливать состав топ-«проспектом». После их пиков с молотка уходило немало баскетболистов, которым впоследствии удавалось раскрыться в других местах, и это отличный пример того, что будет происходить с организациями со слабым руководством, если постоянно не подпитывать их уникально талантливыми исполнителями из первой тройки драфта.

Любой клуб должен из года в год дарить своим поклонникам надежду. Если команда выигрывает менее 20 матчей в регулярном чемпионате, она не может рассчитывать даже на переговоры со звёздными свободными агентами и уж точно не владеет достаточным количеством хороших игроков, которые могут быть задействованы в громких обменах. Единственный способ привлечь зрителей на трибуны после провального сезона – это высокий выбор на драфте, поэтому любая реформа, которая усложнит его получение, только усилит чувство безысходности не только в отдельных офисах, но и во всей НБА. Никто не интересовался результатами «Бруклина» в течение нескольких последних лет, поскольку «Нетс» были ужасны непосредственно на площадке и не имели собственных драфт-пиков – только сейчас, при новом агрессивном менеджменте, организация постепенно восстаёт из пепла.

Большинство владельцев хочет иметь безусловные гарантии того, что каждый следующий год обязательно будет лучше предыдущего независимо от предпринимаемых ими действий. Они предпочитают существовать в системе, приносящей их проектам максимально возможную выгоду. Ни один уважающий себя бизнесмен не пожелает быть вовлечённым в дело, где каждый имеет равные возможности, а выживает лишь тот, кто грамотнее всего распоряжается собственными средствами и активами. Они хотят оперировать в условиях регулируемого рынка, сулящего финансовые доходы даже самым худшим (или пассивным) из них. Люди, чьё состояние измеряется миллиардами долларов, обычно дорожат своими деньгами, и НБА призвана стать для них объектом для безопасного, насколько это возможно, инвестирования.

Стремление минимизировать любого рода риск и является первоочередной причиной, по которой для студентов колледжей и университетов было создано правило one-and-done. НБА даёт владельцам и менеджерам необходимое для изучения потенциала молодых игроков время. Скаутинг – очень непростой процесс даже при благоприятном стечении обстоятельств, а давать реальную оценку парням, доминирующим на школьном уровне при помощи физических данных и атлетизма ещё сложнее. Студенческий баскетбол сам по себе не является эффективным сортировочным механизмом, но он значительно упрощает работу по отделению зёрен от плевел для тех, кто действительно в этом разбирается. Для ассоциации не имеет никакого значения, насколько данное правило делает NCAA привлекательнее для рядовых болельщиков и помогает ли оно развиваться игрокам, попавшим под крыло к высококлассным тренерам. Остаётся в стороне и этическая сторона вопроса, не позволяющая 18-летним ребятам зарабатывать себе на жизнь профессиональным спортом. Как любил говорить Стерн, это всего лишь бизнес – и не более того.

Чаще всего баскетболисты ранжируются исходя из их выступлений в старшей школе, и спустя год большинство из тех, кто попал в топы всевозможных рейтингов, выбирается на драфте под очень высокими пиками. Например, из первой десятки сильнейших школьников класса-2016 восемь ушли с молотка в лотерее ярмарки талантов НБА в 2017-м. Тем не менее, игроков, не оправдавших ожидания, тоже хватало – взять хотя бы Эндрю и Аарона Харрисонов. Братья-близнецы были самыми доминирующими защитниками своего поколения на школьном уровне, и, скорее всего, были бы выбраны в первой десятке, позволь им ассоциация выставить свои кандидатуры на драфт сразу же после выпуска их учебного заведения. Но, оказавшись в университете Кентукки, Харрисоны были вынуждены демонстрировать свои лучшие качества в значительно более конкурентной среде, и именно здесь проявились их явные недостатки – отсутствие элитного атлетизма и невысокий уровень понимания игры. После двух сезонов в NCAA Эндрю был задрафтован всего лишь во втором раунде, а Аарон и вовсе не приглянулся ни одному из 30 клубов. В НБА защитникам тоже не удалось оставить значимый след: Аарон может похвастать катастрофическим показателем в 21,7% реализации бросков с игры, в то время как Эндрю добился отметки в 32,5%, которую едва ли можно назвать хотя бы достойной.

Ассоциация не слишком-то и заинтересована в том, чтобы «проспекты» прогрессировали в колледже. Её задача – проследить, чтобы они вдруг не оказались хуже, чем предполагалось изначально.

Люди, которым вредит правило one-and-done – это ребята вроде братьев Харрисон или Гэри Джайлза, который перенёс три хирургических вмешательства перед тем, как провести свой первый официальный матч за «Дьюк». Теоретически лига должна стремиться к тому, чтобы лучшие молодые баскетболисты мира как можно скорее оказывались под присмотром спортивных медиков из НБА – значительно более компетентных, нежели их коллеги из студенческой ассоциации. Но если число «проспектов» в мире не снижается из года в год, зачем принимать на себя серьёзный риск? Ведь каждый следующий класс школьников обещает новый приток талантливых юнцов. Всё, что необходимо владельцам клубов НБА – это обезопасить собственную прибыль; однажды вложив солидную сумму денег в приобретение организации, они не стремятся подпитывать её новыми средствами в каждом следующем сезоне. Именно поэтому обувные компании вроде Nike, Under Armour или Adidas являются основными инвесторами детской баскетбольной инфраструктуры в США. Испанский «Реал» подписал профессиональный контракт с Лукой Дончичем, одним из основных претендентов на первый пик драфта-2018, когда ему было 13 лет. Клубы МЛС основывают молодёжные программы по всей стране, и ничто не мешает НБА заниматься примерно тем же самым.

Но все предложения по пересмотру правила one-and-done не получили должного внимания к себе, поскольку они не решают основной проблемы, с которой НБА приходится сталкиваться при нынешнем положении вещей. Превращение драфта ассоциации в подобие ярмарки талантов МЛБ, перед которой игроки решают, выставить ли свою кандидатуру сразу же после окончания школы, или отучиться минимум три года в колледже, определённо пойдёт на пользу NCAA, но в результате многие считавшиеся перспективными спортсмены так и не пробьются через горнило дочерних и полупрофессиональных лиг. Это риск, идти на который в профессиональном баскетболе не хотят. Равно как бизнесменов не беспокоит тот факт, что возможности выбора нового Леброна нужно ждать лишний год, поскольку в таком случае собственникам не придётся выплачивать ему сумасшедший гонорар за дополнительный сезон в профессиональной карьере. К тому моменту, когда звёзды становятся неограниченно свободными агентами, они провели в лиге как минимум восемь или девять лет. Они определённо имеют большее влияние на ход переговоров по новым контрактам в 26- или 27-летнем возрасте, чем в 28-29, как это происходит сейчас, а при заключении четвёртого в карьере долгосрочного соглашения в 33-34 года уже не смогут претендовать на те же деньги, что и в 30-31.

От отмены правила one-and-done выиграют, прежде всего, клубы, обладающие компетентными отделами скаутинга и высококлассными специалистами по развитию игроков. Иными словами, организации, которые уже достаточно успешны. Они недостаточно заинтересованы в изменении существующей системы, которая приносит им положительные результаты, а их антагонисты – то есть, собственники и генеральные менеджеры, дела у которых идут не слишком хорошо, – не согласятся ещё серьёзнее усложнить себе жизнь. Совету директоров НБА необходима ситуация, при которой каждому из 30 коллективов проще получать прибыль. Именно поэтому большинство изменений в нескольких последних коллективных соглашениях касалось пересмотра пропорций при разделении прибыли между игроками и владельцами в пользу последних – деньги всегда проще отобрать у тех, кто слабее, нежели делить между людьми, имеющими одинаковые полномочия в общей системе.

В экономической модели сегодняшней НБА существует несколько серьёзных пробоин, и их, вероятно, со временем станет ещё больше. В частности, владелец «Далласа» Марк Кьюбан как-то говорил, что до тех пор, пока разделение на конференции в лиге не исчезнет, у клубов с Востока не будет суровой необходимости становиться сильнее – ведь уровень требований к команде, стремящейся выйти в плей-офф и выиграть одну-две серии, здесь гораздо ниже, нежели на Западе. Стерн придерживался мнения, что соотношение сил между двумя конференциями циклично, но раз уж два предыдущих поколения игроков не смогли повлиять на неутешительную динамику, нет никаких гарантий, что это произойдёт в обозримом будущем. Как бы то ни было, пока владельцы восточных организаций продолжают получать прибыль и чувствуют себя достаточно комфортно, никаких революционных решений ждать не стоит. Для них просто-напросто нет оснований.

Отдельные собственники, возможно, и готовы были бы пойти на сокращение доходов в краткосрочной перспективе ради их увеличения в дальнейшем, но бизнесменов с подобным взглядом на жизнь слишком мало, чтобы их влияние на систему оказалось решающим. Обычно только неудачи – в том числе, финансового характера, – вынуждают людей стремиться к реформам. Поэтому, вероятно, борьба с неравенством конференций станет актуальной спустя несколько лет, если несколько финалов НБА подряд будут лишены интриги, а их телевизионные рейтинги снизятся настолько, чтобы повлиять на ход переговоров по новому договору о продаже прав на трансляции взамен действующего, истекающего в 2025 году. Денежный эффект от «слива» и правила one-and-done оценить сложнее, ведь НБА – это не благотворительная организация, и все до единого её клубы не могут быть одинаково хороши.

Независимо от системы всегда будут хорошие и плохие организации, а следующий генеральный менеджер, который поставит свою карьеру в зависимость от «Процесса», станет вести себя осторожнее, нежели Хинки. И, вместе с тем, до тех пор, пока не иссякнет поток молодых дарований из студенческих программ и из-за рубежа, а каждый год в лиге будут появляться новые суперталанты со всех уголков США и планеты, НБА не начнёт вкладывать средства в развитие детского и юношеского баскетбола – сейчас ассоциация в этом, мягко говоря, не нуждается.

Изменения в любой сфере деятельности начинается с понимания механизмов, которые делают их возможными. Те, кто жаждет реформ и революций, должны научиться видеть мир таким, каким он есть, а не следовать за плодами своего воображения. Вместо того, чтобы вычленять проблему и искать её решение, следует поступать как раз наоборот – формировать решение и только затем разбираться, что именно оно исправит.  Единственный жизненно важный вопрос современной НБА состоит в том, что владельцы не могут зарабатывать столько, сколько хотят, и он поднимается всякий раз перед заключением очередного коллективного соглашения. Любое предложение, каким бы аргументированным и своевременным оно ни было, и как бы оно ни делало профессиональный баскетбол лучше, рождается мёртвым в том случае, если оно не повышает благосостояние тех, кто инвестирует в лигу собственные средства.

Собственники клубов НБА ещё не дошли (и вряд ли когда-нибудь дойдут) до состояния, в котором они тратятся на что-либо связанное с баскетболом по доброте душевной, и лишь их щедрость определяет успех того или иного проекта. Поэтому не стоит прислушиваться к словам Сильвера – лучше всего изучать кошельки людей, которые ему платят.

Комментарии ()


Для добавления комментариев пожалуйста зарегистрируйтесь.