СУПЕРЛИГА
ЛИГА ЧЕМПИОНОВ
ЕВРОЛИГА
ЕВРОНЕДЕЛЯ
NBA
Днепр
Черкасские Мавпы
93 60
01.12.2017
:
Политехник
Будивельник
81 96
01.12.2017
:
БК Запорожье
Химик
58 78
02.12.2017
:
МБК Николаев
БИПА-Одесса
83 51
02.12.2017
:
Днепр
Будивельник
82 59
03.12.2017
:
Политехник
Черкасские Мавпы
83 92
03.12.2017
:
Днепр
МБК Николаев
102 80
08.12.2017
:
Политехник
БК Запорожье
76 84
08.12.2017
:
Черкасские Мавпы
Будивельник
83 89
09.12.2017
:
Днепр
БК Запорожье
89 86
10.12.2017
:
Политехник
МБК Николаев
68 74
10.12.2017
:
Химик
БИПА-Одесса
71 64
10.12.2017
:
Политехник
Химик
-
-
15.12.2017
:
Будивельник
БИПА-Одесса
-
-
18.12.2017
:
Будивельник
Химик
-
-
20.12.2017
:
Черкасские Мавпы
БИПА-Одесса
-
-
20.12.2017
:
Политехник
Днепр
-
-
21.12.2017
:
Черкасские Мавпы
Химик
-
-
22.12.2017
:
МБК Николаев
БК Запорожье
-
-
24.12.2017
:
БК Запорожье
Будивельник
-
-
11.01.2018
:
МБК Николаев
Черкасские Мавпы
-
-
11.01.2018
:
Днепр
БИПА-Одесса
-
-
12.01.2018
:
Политехник
Химик
-
-
12.01.2018
:
БК Запорожье
Черкасские Мавпы
-
-
13.01.2018
:
МБК Николаев
Будивельник
-
-
13.01.2018
:
Днепр
Химик
-
-
14.01.2018
:
Политехник
БИПА-Одесса
-
-
14.01.2018
:
Авеллино
Нимбурк
80 63
08.11.2017
:
Монако
Ольденбург
88 73
08.11.2017
:
Нантер
Штельмет
95 82
14.11.2017
:
Нептунас
ПАОК
82 69
15.11.2017
:
Бонн Телеком
Бешикташ
73 74
15.11.2017
:
Страсбур
Банвит
87 72
05.12.2017
:
Тенерифе
Нептунас
90 67
05.12.2017
:
Эстудиантес
Венеция
81 80
06.12.2017
:
Монако
Каршияка
79 65
06.12.2017
:
Каршияка
Сассари
70 79
12.12.2017
:
Авеллино
Бешикташ
90 74
13.12.2017
:
Банвит
Венеция
90 62
13.12.2017
:
Людвигсбург
Тенерифе
-
-
19.12.2017
:
Ольденбург
Сассари
-
-
20.12.2017
:
Авеллино
Нантер
-
-
20.12.2017
:
Барселона
Валенсия
89 71
17.11.2017
:
Барселона
Маккаби Т-А
89 67
23.11.2017
:
Фенербахче
Химки
71 67
24.11.2017
:
Панатинаикос
Реал Мадрид
82 80
24.11.2017
:
Эфес Пилсен
Милан
73 68
30.11.2017
:
Валенсия
Олимпиакос
64 72
30.11.2017
:
ЦСКА
Барселона
92 78
01.12.2017
:
Панатинаикос
Уникаха
82 71
01.12.2017
:
Маккаби Т-А
Валенсия
94 91
07.12.2017
:
Милан
Химки
71 77
07.12.2017
:
Олимпиакос
Реал Мадрид
92 83
08.12.2017
:
Барселона
Фенербахче
68 83
08.12.2017
:
Бамберг
Олимпиакос
-
-
14.12.2017
:
Реал Мадрид
Барселона
-
-
14.12.2017
:
ЦСКА
Маккаби Т-А
-
-
15.12.2017
:
Валенсия
Црвена Звезда
-
-
15.12.2017
:
Панатинаикос
Маккаби Т-А
-
-
19.12.2017
:
Химки
Эфес Пилсен
-
-
20.12.2017
:
Олимпиакос
ЦСКА
-
-
20.12.2017
:
Милан
Баскония
-
-
20.12.2017
:
Маккаби Т-А
Фенербахче
-
-
21.12.2017
:
Баскония
Барселона
-
-
22.12.2017
:
ЦСКА
Химки
-
-
22.12.2017
:
Эфес Пилсен
Олимпиакос
-
-
22.12.2017
:
Фенербахче
Реал Мадрид
-
-
28.12.2017
:
Жальгирис
Олимпиакос
-
-
28.12.2017
:
Химки
Барселона
-
-
29.12.2017
:
Милан
Црвена Звезда
-
-
29.12.2017
:
Барселона
ЦСКА
-
-
04.01.2018
:
Фенербахче
Баскония
-
-
05.01.2018
:
Олимпиакос
Милан
-
-
05.01.2018
:
Реал Мадрид
Маккаби Т-А
-
-
05.01.2018
:
Валенсия
Фенербахче
-
-
11.01.2018
:
Химки
Реал Мадрид
-
-
12.01.2018
:
Жальгирис
Уникаха
-
-
12.01.2018
:
Бавария
Бонн Телеком
78 50
01.12.2017
:
Авеллино
Венеция
87 77
02.12.2017
:
УНИКС
Химки
80 79
03.12.2017
:
Реал Мадрид
Гран Канария
96 72
03.12.2017
:
Бешикташ
Эфес Пилсен
67 64
03.12.2017
:
Реджана
Милан
71 72
03.12.2017
:
Бавария
Людвигсбург
91 71
09.12.2017
:
Баскония
Бильбао
94 71
09.12.2017
:
Венеция
Реджана
66 68
09.12.2017
:
УНИКС
ЦСКА
75 88
10.12.2017
:
Барселона
Тенерифе
91 93
10.12.2017
:
Цибона
Црвена Звезда
87 93
11.12.2017
:
Локомотив
Зенит
-
-
16.12.2017
:
Банвит
Дарюшшафака
-
-
16.12.2017
:
Тенерифе
Уникаха
-
-
16.12.2017
:
Ольденбург
Бамберг
-
-
17.12.2017
:
Барселона
Гран Канария
-
-
18.12.2017
:
Детройт
Голден Стейт
98 102
09.12.2017
:
Сан-Антонио
Бостон
105 102
09.12.2017
:
Кливленд
Филадельфия
105 98
10.12.2017
:
Мемфис
Оклахома-Сити
101 102
10.12.2017
:
Детройт
Бостон
81 91
10.12.2017
:
Миннесота
Даллас
97 92
11.12.2017
:
Хьюстон
Нью-Орлеан
130 123
12.12.2017
:
Голден Стейт
Портленд
111 104
12.12.2017
:
Бруклин
Вашингтон
103 98
13.12.2017
:
Сакраменто
Финикс
99 92
13.12.2017
:
Орландо
Клипперс
96 105
14.12.2017
:
Бостон
Денвер
124 118
14.12.2017
:
Бруклин
Нью-Йорк
-
-
15.12.2017
:
Филадельфия
Оклахома-Сити
-
-
16.12.2017
:
Хьюстон
Сан-Антонио
-
-
16.12.2017
:
09:21, 1 августа 2017

Ламар Одом: письмо из ада

Двукратный чемпион НБА в составе «Лейкерс» Ламар Одом написал письмо-исповедь, которую следует прочитать каждому человеку — даже если вы думаете, что наркотики, кома и смерть ходят кругами лишь вокруг съехавших с катушек баскетбольных суперзвезд.

Источник: Players Tribune; Перевод и адаптация: Дмитрий Герчиков, специально для «ПБ»;

Проснувшись на больничной койке в госпитале Невады, даже пошевелиться не мог. Не мог говорить. Не мог стонать. Я оказался замурован в собственном теле — словно замкнут в гробу. Горло горело адским пламенем. Когда же перевел взгляд на грудь, ужаснулся: изо рта в сторону ног тянулись долгие, бесконечные ряды многочисленных трубок.

Я запаниковал.

Попробовал было вытянуть всю эту дрянь из глотки, но не смог — руки ослабли. Затем же в палату вбежали санитарки и полностью положили конец моим потугам. Вам когда-нибудь снились кошмары, в которых приходится убегать от монстров или им подобных говнюков, а ноги в самый важный момент отказывают? В итоге, чудища настигают вас, готовясь сожрать — но процесс растягивается, словно в замедленной съемке, погружая в необъятный ужас… Примерно так я и чувствовал себя в ту пору.

Лежа на кровати и тупя в потолок, лишь краем глаза замечал движение вокруг. Осознавал, что доктора заходят в палату. Потом покидают ее. Вновь заходят. Снова убираются прочь. Входят, выходят, входят снова. Или же мне все это виделось сквозь сон?

Бывшая жена также находилась в комнате — неподалеку от кровати. После всего дерьма, что выпало на ее долю в нашем браке, было удивительно видеть ее рядом. Пожалуй, именно в ту секунду, когда увидел ее, осознал: твою мать, и правда по уши в дерьме.

Прошло еще немного времени — и тишину прервал вошедший в палату лечащий врач. Он коротко обозначил весь трэш ситуации: «Мистер Одом, последние четыре дня вы пребывали в коме. Понимаете, о чем говорю?»

Я не мог отвечать. Поэтому просто кивнул.

Док продолжил: «То, что вы еще живы — настоящее чудо. Мы думали, вам уже не выбраться».

Я был в шоке. Не мог сообразить хоть что-нибудь из действий, что выглядело бы уместным ответом. Не мог задавать вопросы. Первый раз в жизни почувствовал себя беспомощным. Эдаким коротышкой в окружении великанов. И самое страшное, что это было наяву, а не в дурмане.

Перед тем, как загреметь в больницу, с трудом различал реальность и иллюзию. Все потому, что дубасил крэк каждый день. Едва выдавалась свободная минутка, я дул кокаин. И ничего не мог с собой поделать.

Да и не хотел, говоря по правде.

Помню, что именно в больничной палате впервые осознал, что не вижу выхода из сложившейся ситуации. Я ходил по лабиринту своих мыслей круг за кругом — и всякий раз возвращался к словам, некогда услышанным от бабушки в детстве.

«То, что творится во тьме, обязательно вылезет на свет — рано или поздно».

Я вспоминал все то дерьмо, с помощью которого пробовал сбежать от реальности. Все поступки, которые опускали меня на дно. Все способы спрятаться от самого себя. Но то, что оказалось скрытым от людей, видел Бог.

Я лежал в койке, прикованный к этим бездушным машинам, слышал плач окружавших меня людей — и осознавал, что бежать больше некуда. Кажется, сам Бог твердил мне: «Чтобы ты там себе ни думал и ни творил, умник херов, самое время остановиться. Иначе будет еще хуже».

Только одна вещь могла оказаться еще хуже. И лучше всего о ней сказал Рик Джеймс. «Кокаин — это наркотик, который превращает твою жизнь в ад».

Наркотик, который превращает твою жизнь в ад…

Крэк заставляет тебя совершать поступки, которые никогда бы ни взялся делать. Он лишает тебя личности. Он отправляет тебя по маршруту, в конечной точке которого ты со страхом говоришь самому себе: «Какого хрена я так низко пал?..» Чтобы вы понимали, пока лежал в больничной койке, задавал себе этот вопрос непрестанно. А вместо ответа все чаще вспоминал людей, которые безвозвратно исчезли из моей жизни. Больше всех, конечно, маму. Отец не особо обращал на меня внимание, поскольку все мое детство боролся с собственной зависимостью. А вот мать была моим лучшим в мире другом. Она была невероятно заботливой. Первое воспоминание в моей жизни — это ее голос. У нее были невероятно широкие глаза и божественно мягкий голос.

Если мы устраивали семейную вечеринку, люди то и дело спрашивали: «Ламар, где твоя мама? Куда запропастилась Кэти? Где Кэти?». Она была центром вселенной в Ямайке, боро Куинс, Нью-Йорк.

Помню, как в детстве начинал играть в американский футбол — выбрал этот вид, поскольку был здоровым как буйвол и решал вопросы в ходе матча на раз-два. И вот однажды во время поединке потерял на мгновение концентрацию — и попал под раздачу со стороны соперника. Оказался на земле и вырубился секунд на шесть, ну максимум семь. И вот только пришел в себя и собрался стать на ноги, как слышу мамин голос. Она бежала от боковой на поле, выкрикивая: «Мука, Мука, ответь мне, малыш!»

Мука — так она меня называла.

Она такая прибегает, а я в ответ: «Мам, блин, ну че ты творишь? С ума сошла?!»

Поймите, это Нью-Йорк. Весь город в этот момент словно остановился и смотрел на меня типа «ну-ну, мужик, ну-ну».

«Мука, Мука, ты в порядке? Что болит?»

«Да все норм», — отвечаю. — «Убирайся с поляны».

Она такая: «окей, окей, уже ухожу. Мне просто надо было убедиться, что с тобой все хорошо». И после этого мама отправилась на свое место как ни в чем ни бывало. Она была великой женщиной. И всегда защищала меня, что бы ни случалось.

Когда мне исполнилось 12, мама заболела. Я знал, что у нее рак прямой кишки, но не понимал, насколько все серьезно. Она скрывала от меня детали, чтобы защитить. Помню лишь, что она легла в госпиталь («я ненадолго, малыш»), а спустя некоторое время мы отправились ее навестить. Когда увидел ее в больнице, был шокирован: казалось, мама уменьшилась. Она словно исчезала — понимаете, о чем я?

Еще спустя некоторое время бабушка заговорила со мной о маминой болезни. «Судя по всему, твоя мать скоро умрет», — произнесла она, когда мы ехали из школы в госпиталь. — «Хочу, чтобы ты был сильным и был готов принять этот удар».

В день, когда она умерла, помню, что приходил ее навестить. И что запомнил, так это агрессию, с которой рак уничтожал мамино тело. Я просто не узнавал человека, который лежал передо мной. Ее лицо было маленьким и сморщенным, а рот кровоточил. Но она, не переставая повторяла «Мука, Мука…»

Я сел рядом с ней на кровать — и последнее, что услышал от мамы… До сих пор вспоминаю эту фразу каждый день. Она попросила: «Будь добр ко всем, Мук…»

Не думаю, что в жизни есть что-нибудь, способное подготовить 12-летнего ребенка к смерти матери. Это непременно наложит на дите отпечаток. И насрать, каким сильным этот ребенок в ту пору себя считает.

Единственная причина, по которой я смог преодолеть весь ужас после смерти матери, была моя бабушка. Она помогала мне во всем. И, конечно, баскетбол. Игра защищала меня. В день, когда мамы не стало, я отправился прямиком на игровую площадку в парк. Это было единственное, чего хотел в тот момент. Игра была способом бегства, сохранившим мою психику после потери близкого человека.

Помню, как новость о смерти мамы распространялась по окрестностям — и соседи потихоньку потянулись к площадке. Их становилось все больше и больше. В итоге у щита собрался весь микрорайон.

И вот в тот момент я почувствовал, что все будет хорошо. Бабушка прикрывает твой тыл. Соседи стоят за тебя горой. Бог хранит тебя. Так что двигайся дальше. Прими все как есть. Бейся за себя до тех пор, пока не пожмешь руку этого старика в очках на подиуме…

Видите ли в чем дело, с 10 лет я четко видел воплощение своей мечты в реальности. Представлял, как Дэвид Стерн называет мое имя, команду, куда я отправлюсь после драфта, и весь церемониал. Я и вправду все это визуализировал.

Вы можете подумать, что у ребенка, выросшего в Нью-Йорке в окружении наркоманов, проблемы с дурью начались еще в раннем возрасте. Или с момента переезда в Лос-Анджелес после драфта. Но это все чушь собачья. Никогда в жизни и думать не хотел о том, что прикоснусь к дури, крепче, чем марихуана. Вообще-то и к кокаину не прикасался — это было затмение…

Я не пробовал крэк до 24 лет — до летних каникул в Майами. Ох, хотел бы сказать вам, что для этого эксперимента в моей жизни нарисовался веский повод. Но нет. Это было мимолетное затмение. Если бы знал, что оно поломает мне всю дальнейшую жизнь, даже в мыслях не допустил бы ничего подобного. Нет, ни за что. Но, увы, я попробовал кокаин. И после этого моя судьба разлетелась на осколки, как разбитое зеркало.

Примерно в то же время умерла моя бабушка. Я потерял несколько членов семьи в короткий период времени. А потому, пробуя кокаин, я словно на минуту, но избавлялся от боли. Исчезала суета, кошки переставали скрести на душе, меня покидали мысли о случающихся вокруг смертях. Я увеличивал и увеличивал дозу, чтобы продлить кайф, но все еще контролировал ситуацию. Крэк пока не входил в мою жизнь каждый день.

Но два года спустя раздался телефонный звонок, который окончательно разрушил мою жизнь. Лето 2006-го. Я тусил всю ночь, не заезжая домой. В ту пору моему сыну Джейдену было шесть месяцев. Он лежал в своей колыбельке в ту злосчастную ночь, когда я должен был быть рядом. Но меня не было — я «зажигал», творя всякую непотребщину.

Рано утром позвонила мама Джейдена. Она была в панике. «Уймись, чего ты. Что там стряслось?» — спрашиваю
«Джейден… Он не просыпается»
«Что значит, не просыпается?»
«Приехала скорая. Они его забирают»

Я был на Манхэттене — и целую вечность добирался оттуда до Лонг Айленда. Когда оказался в приемной, доктора встретили шокирующей новостью. «Он не отозвался на наши меры по спасению. Извините. Джейден мертв».

«Мертв? Да что вы несете! Я же только утром видел, как он радовался жизни. Что значит мертв»?

Боже, мой сын был жизнерадостным молокососом, живчиком. Всякий раз, когда я входил в комнату, он смотрел на меня. Конечно, он не мог говорить. Но взгляд Джейдена… по нему можно было судить, что малыш все понимал. Ну типа: «О, это папа зашел в комнату. Как дела, па?»

Я видел его всего пару часов назад. Какое мертв? Что за херня? Как он мог умереть?

Я двинул дальше по приемному покою — и встретился взглядами с мамой Джейдена. Боль на ее лице.. никогда этого не забуду.

Шестимесячный малыш. Мертв.

Сегодня ему было бы 11. Я часто думаю о том, каким бы он стал, если бы вырос. Да что там, я думаю об этом каждый день.

Доктора сказали, что причиной летального исхода стал синдром внезапной детской смертности. Никаких ответов, никаких рецептов по спасению. Смерть. Как-то так. И тебе это надо просто принять. А потом жить с этим.

Думаю, как раз в этот момент все и завязалось — ну, в смысле, с наркотиками. Подсознательно или осознанно — неважно. В такой момент ты просто не думаешь о том, что делаешь. Ты просто делаешься зависимым от штуки, которая помогает перенести травматический шок и двигаться дальше.

Кокаин умудрялся поднимать настроение даже в такой ситуации. Потом, конечно, было херово. И постепенно жизнь превращалась в дикие американские горки. Ты под кайфом — тебя ломает. Кайф, ломка, кайф, ломка. После того, как действие наркотика уходит, ты чувствуешь стыд. Думаешь о причинах, по которым следовало бы слезть с иглы. Но потом круг начинается по новой.

Думаете, мне не было стыдно? Думаете, я не осознавал, что творю?

Ни хрена, я не был слепцом. Стыд… боль. Это части круга, по которому брел мой сломанный разум. Но год за годом я все равно продолжал путь, хотя спортивная карьера катилась под откос. Мне хотелось вновь ощутить счастье. Почувствовать то, что в жизни есть радостные моменты. Мне ведь было всего 32, 33. Но эти мгновения становились все короче. А вот краски реальной жизни сгущались со стремительной скоростью.

Одно из самых темных мест, в которых оказался в ту пору, был номер мотеля, где тусовался с какой-то шлюхой. В разгар наших утех в комнату вошла моя жена. И это была самая низшая точка моего падения.

Прежде всего, меня застукали в мотеле. В мотеле!

Миллионера, выбравшегося из Куинса и ставшего двукратным чемпионом НБА, застукали в мотеле со случайной проституткой. Да еще и дубасящим крэк. Но у меня не было иного места, куда бы мог податься — не вести же эту девку к себе домой?.. Согласен, я мудила. И заслужил то, что получил в итоге. Никаких оправданий. Правда, как она есть.

Мой член и моя зависимость протащили меня по всем пыльным тропам, куда адекватный человек и думать не ступит. Таким же путем прошли и многие классные мужчины, поддавшиеся наркотическому соблазну. Мы все были дураками. Однако не это самое страшное. Самое страшное, что вокруг нас живут миллионы молодых парней, которые, услышав мою историю, лишь усмехнутся. Мол, такое дерьмо случается лишь с мудаками. Они же неприкасаемые.

Так вот, чуваки. Никто не является неприкасаемым. Никто в этой жизни не привит от боли.

Сейчас расскажу дикую историю. Мой дядя Май служил тюремным надсмотрщиком на острове Рикер. Он был крутым ублюдком. Он был из той породы родственников, что задирал майку и предлагал мне — щенку из средней школы — влупить по его прессу со всей дури. «Ну давай, ковбой, покажи мне свой лучший удар. Бей изо всех сил»
Бац! Я заряжал, что было мочи, но по его накачанному прессу даже дрожь не проходила.

Раз в месяц они устраивали вечеринку для всех полицейских в Рикере — и дядя брал меня с собой. Меня всегда привлекали заключенные, поскольку среди них то и дело попадались настоящие гении. Майк приводил меня в кабинет, где хранилось конфискованное оружие, сделанное преступниками. Невероятно, но даже зубочистку они могли превратить в нечто смертоносное. Равно как и части туалета или кусок будильника превращали в заточку.

Когда глядел на те поделки, только и думал: черт, эти зэки невероятно умны. Многие из них стали бы отменными инженерами или конструкторами. Какого рожна они попали за решетку?

После таких визитов повторял себе: я никогда не попаду в тюрьму. Никогда не налажаю, как они.

Но знаете что? Жизнь намного труднее, чем о ней думаешь.

Когда ты зависим, теряешь контроль над разумом и силой воли. Я никогда не думал, что окажусь на грани смерти. Даже представить не мог, что впаду в кому. И был уверен, что проблемы — это не то слово, которое следует применять, говоря о Ламаре Одоме. Но однажды утром я проснулся на больничной кровати с трубками, торчащими изо рта. И это было наяву.

Доктора говорили, что перед тем, как я вышел из комы, в палату ко мне приходили дети. Это разбило мне сердце, поскольку я сам видел маму на больничной койке с торчащими изо рта трубками. Это было прямо перед ее смертью…

Дети — единственная мотивация, которая заставляет меня жить дальше. Большую часть жизни я был сильным мужчиной, поэтому каждый раз, когда дети видят меня слабым, мое сердце разрывается на части. И даже писать об этом сложно.

Моему сыну, Ламару-младшему, 16. Он застенчивый и любит баскетбол. Он словно моя реинкарнация, только более симпатичный и смышленый. Дочери Дестини 18. Она красива и умна. И не занимается херней. Когда снова смог говорить, она напрямую заявила: «Папа, тебе надо взяться за собственное спасение. Иначе я больше никогда с тобой не заговорю».

Поэтому я отправился в реабилитационную клинику. И там постарался научиться принимать вещи такими, какими они есть. Всю свою жизнь я был воином и бился за то, что считал важным. Но в больнице я научился отпускать все. Или, по крайней мере, постарался научиться.

На несколько терапевтических сессий ко мне приходили дети. И это было особенно важно, поскольку Ламар с Дестини напоминали мне, как моя зависимость вредила всем остальным членам семьи. После одного из занятий, кстати, дочь заметила: «Ты на правильном пути. Но, надеюсь, больше ты никогда сюда не попадешь».

Сегодня я трезвенник и чист, как стекло. Но на самом деле это не диагноз, а борьба. Ежедневная борьба. Я зависим и всегда буду зависимым. Наркота не отпустит уже до конца жизни. Чтобы вы понимали, я хотел бы наширяться прямо сейчас. Но знаю, что не имею на это права, если хочу и дальше видеть своих детей и жить вместе с ними.
Знаете, это было дико… ну та пора, когда я лежал в больнице и не мог двигаться. Ко мне приходили люди, которых не видал уже тысячи лет. Заглядывали старые приятели. Приезжал Кобе. Прилетали смс от бывших одноклубников: «Твою ж мать, в новостях говорили, что ты умер. Здорово, что ты выкарабкался».

Это еще раз напомнило мне, кем я был, и что значил для этих людей.

Я пожал руку смерти. Но знаете что? На тот свет я пока не двину. Даже с учетом того, что мои похороны были бы клевой вечеринкой, где встретились бы толпы людей, давненько друг друга не видавших. Но пока отложим это шоу. Для него еще рановато.

Я по-прежнему вместе с детьми. Я по-прежнему жив. И, черт возьми, я все еще неплохо выгляжу!

Я прошел через уйму дерьма в жизни — и поэтому сейчас хотел бы малости. Самой малости в жизни. Места, где мне не пришлось бы волноваться и тревожиться.

Каждое утро, просыпаясь, я пересматриваю фотографии. Фотографии людей, которых уже нет рядом. Мама. Бабушка. Джейден. Мой лучший друг Джейми. Фото людей, которые по-прежнему вместе со мной. Два моих великолепных ребенка.

Несколько минут я вглядываюсь в их лица — и это служит мне напоминанием, ради чего задумывалась вся эта треклятая жизнь. Я чувствую тепло. Я чувствую энергию. Я ощущаю любовь. И все это дерьмо помогает мне жить.

Словно каждое утро ты принимаешь порцию витаминов.

В тексте использованы фото Getty Images.

Комментарии ()


Для добавления комментариев пожалуйста зарегистрируйтесь.